November 21st, 2011

ОСК: В Санкт-Петербурге будут построены шесть подлодок для Черноморского флота к 2016 году

Шесть современных дизель-электрических подводных лодок (ПЛ) проекта 636.3 к 2016 году получит Черноморский флот России. Об этом сегодня, 21 ноября, в Санкт-Петербурге на церемонии закладки ПЛ "Ростов-на-Дону" на ОАО "Адмиралтейские верфи" заявил вице-президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Анатолий Тюков, передает корреспондент ИА REGNUM.

Он напомнил, что закладка головной субмарины этого проекта прошла в 2010 году. "А сегодня мы закладываем первосерийную подводную лодку проекта, впереди еще пять. Задача сложная, но разрешимая", - сказал Тюков.

"Адмиралтейские верфи" одни из первых в отрасли заключили контракт с Министерством обороны России на строительство кораблей, но работать сейчас приходится в новых условиях ценообразования, контракты даются тяжело", - сказал вице-президент.

Тюков поздравил моряков Черноморского флота, которые получат современные ПЛ. Субмарины представляют собой модернизированный вариант хорошо себя зарекомендовавших лодок проекта 636. Подводная лодка этого проекта отличается высокими тактико-техническими характеристиками, наличием современных систем навигации, связи. На ПЛ установлено шесть носовых 533-мм торпедных аппарата, боезапас - 18 ракет. Боевой корабль серии 636.3 развивает подводную скорость до 20 узлов, предельная глубина погружения - 350 м. Автономность плавания - 45 суток, экипаж - 57 человек.

Проекты 636 и 636.3 были разработаны Санкт-Петербургским ЦКБ МТ "Рубин". Для последнего проекта были внесены усовершенствования с учетом боевой вахты кораблей на Черноморском флот

Адмиралы Америки, часть 17. Роберт Уиллард

Роберт Уиллард, Командующий Тихоокеанским командованием США.

Адмирал Роберт Уиллард родился 5 декабря 1950 года в Лос Анджелесе, штат Калифорния. В 1973 году он окончил Военно-морскую академию США. Также Уиллард получил степень магистра инжинирингового менеджмента в Университете Олд Доминион.

Будучи морским лётчиком, Роберт Уиллард пилотировал истребитель F-14 Tomcat и служил на борту авианосцев USS Constellation, USS Ranger, USS Kitty Hawk и USS Carl Vinson.  Затем он служил в качестве оперативного и исполнительного офицера в Истребительной школе ВМС (известной также как Топган - Navy Fighter Weapons School (TOPGUN), ныне Программа ВМС США по подготовке инструкторов по тактике истребительной авиации). В это время Уиллард был координатором при съёмках фильма Тони Скотта «Топган» с Томом Крузом в главной роли. После этого фильма количество новобранцев желающих стать морским лётчиком выросло в 6 раз.

Позже Уиллард командовал 51-й истребительной эскадрильей Screaming Eagles на борту авианосца USS Carl Vinson. Затем Уиллард прошёл обучение по атомной энергетике и был назначен исполнительным офицером на всё том же USS Carl Vinson. Позже Уиллард командовал УДК USS Tripoli LPH-10 и атомным авианосцем USS Abraham Lincoln CVN-72. Командуя USS Tripoli Уиллард принял участие в операции Vigilant Warrior (октябрь-декабрь 1994 года), которая стала ответом США на переброску близ границы Кувейта двух дивизий Республиканской гвардии Ирака. За участие в операции корабль получил награду Министра ВМС «Благодарность подразделению ВМС».

Уже будучи адмиралом Уиллард занимал следующие должности: Заместитель директора по операциям Комитета начальников штабов, командиром Пятой авианосной группы (USS Kitty Hawk CV-63), заместителем начальника штаба, начальником штаба и главнокомандующим Тихоокеанским флотом США, командующим Седьмым флотом в Японии, Директором по структуре, ресурсам и оценке Вооружённых сил Комитета начальников штабов.

С марта 2005 по апрель 2007 года адмирал Уиллард занимал должность 34-го Заместителя Начальника штаба ВМС при Начштабах Верноне Кларке и, большую часть времени, Майкле Маллене.

С мая 2007 по сентябрь 2009 он вновь командовал Тихоокеанским флотом США. С сентября 2009 года адмирал Роберт Уиллард командует Тихоокеанским командованием США, будучи ответственным за самое большое из шести региональных командований ВС США (272.000.000 квадратных километров, около 60% населения Земли, 36 стран, 6 ключевых военных партнёров США – Япония, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия, Филиппины и Тайвань, около 300.000 американских военнослужащих).

В марте 2010 года адмирал Уиллард выступал перед Комитетом по делам вооружённых сил Палаты представителей Конгресса США. Конгрессмен от Демократической партии Хэнк Джонсон спросил адмирала о том, не перевернётся ли «вверх дном» остров Гуам, если слишком людей вдруг окажется на одной стороне остров. Не изменившись в лице, адмирал ответил «Мы не ожидаем этого». Молодец, слушать Джонсона в тот момент со спокойным лицом мог только человек с железными нервами.

Среди прочего Уиллард был награждён такими наградами как Медалью Министерства Обороны за выдающуюся службу, Медалью ВМС за выдающуюся службу (трижды), Орденом Легиона Почёта (4 раза), Медалями за профессиональную стрельбу из винтовки и пистолета.

На мой взгляд, Уиллард – наиболее вероятный претендент на пост начальника штаба ВМС США после того, как уйдёт нынешний Начштаба адмирал Гринерт. Другим вероятным кандидатом является адмирал Ставридис.

Китай следует теории Альфреда Мэхэна в развитии своей военно-морской стратегии

17 ноября профессор Военно-морского колледжа США в Ньюпорте Джеймс Холмс выступал в Центре Национальных интересов. Его выступление было посвящено военно-морской стратегии Китая и представлению новой книги «Красная звезда над Тихим океаном», которую он написал вместе со своим постоянным соавтором Тоси Йосихарой. Считаю нужным полностью привести выступление Холмса (перевод мой).

«Китайцы следуют теории Мэхэна – что это означает? Очевидно НЕ то, что Китай планирует построить флот бронированных дредноутов для осуществления морского предначертания Китая. Это значит, что Китай принял на вооружение некоторые идеи Мэхэна, которые соответствуют уникальным потребностям и условиям Китая, и интегрировал эти идею в свою общую стратегию. Китайская военно-морская стратегия это сплав Запада и Востока, прошлого и будущего.

Это мы уже видели ранее. Многие нации и многие стратегии были «мэхэнианскими». Великобритания, Германская Империя, Японская Империя и США следовали идеям Мэхэна, но вели дела в Мировом океане достаточно отлично друг от друга.

Центральной для нашего анализа является идея Карла Клаузевица о том, что война имеет собственную «грамматику» испытания моральных и физических качеств посредством военной силы, но лишена собственной логики. Логика войны определяется политикой, которая в свою очередь формируется на основании национальных интересов.

1. В отличие от других теоретиков стратегии Мэхэн был конкретен. Даже Клаузевиз, который утверждал, что политика проникает во все аспекты военной деятельности, молчал о конкретной политике. Мэхэн не был столь сдержанным. Он рассматривал и «грамматику» и «логику» морской деятельности. Или, как вам больше нравится, он говорил и о цели и о средствах, демонстрируя американскому народу то, что они должны делать в мире и то, как это следует делать.

2. Мы не первые, кто отмечают это двухуровневое измерение в работах Мэхэна. Как мы отмечаем в нашей книге, Маргарет и Гарольд Спрауты отметили в 1940-е, что он (Мэхэн) предложил одновременно и философию морской мощи и теорию военно-морской стратегии». Первая оказалась вечной, вторая частично устаревала в связи с тем как изменялась тактика и технологии.

3. Важно отметить, что нет необходимости читать или цитировать Мэхэна для того чтобы быть мэхэнианцем. Майкл Хандель отмечает, что можно не читать Клаузевица и в тоже время следовать его теории. Мэхэн писал про древнего жителя Сиракуз, Гермократа, который был интуитивным гением морской мощи и которы разработал военно-морскую стратегию, которая предотвратила афинское вторжение на Сицилию. Но чтение этих классических работ позволяет нам не начинать с самого начала каждый раз когда возникает вопрос о стратегии. Зачем изобреттаь колесо? Зачем это должен делать Китай?

Это отступление важно, так как некоторые критики нашей книги кажется считают, что мы считаем китайских стратегов адептами тактических, оперативных и структурных правил Мэхэна, его «грамматики» войны на море. Вовсе нет. Помимо его максимы о необходимости создания господствующей морской мощи, которая изгонит противника из ключевых вод, многое из военно-морской «Грамматики» Мэхэна так или иначе устарело. Вот почему эти аспекты его работ редко появляются в китайских стратегических дискуссиях.

Напротив, именно философия, логика, предназначение морской деятельности интересует китайских экспертов. Логика морской мощи Мэхэна подразумевает экономический, политический и военный доступ в ключевый районы.  Это порождает замкнутый круг: морская торговля порождает богатство, благодаря которому можно построить флот, который, в свою очередь, обеспечивает безопасность морской торговли.

Эта логика раскрывается в географических условиях конкретного региона. Говоря, что Китай следует идеям Мэхэна, мы не имеем в виду, что китайский флот должен быть океанским флотом сопоставимым с ВМС США. Он может сосредоточить свою военно-морскую деятельность в Азии в обозримом будущем. Именно так и будет, я считаю.

Напротив, мы сосредоточили большую часть нашего исследования на эпохе Мэхэна, когда такие сторонники морской мощи, как Мэхэн и Теодор Рузвельт, стремились разработать политику, стратегию и флот для того чтобы господствовать в Карибском и Мексиканском заливах. Именно там должны были появиться новые судоходные пути после открытия Панамского канала. Мэхэн стесал зубы, расписывая стратегическое значения этих полузакрытых вод, возвращаясь к этой теме снова и снова до самой своей смерти в 1914 году.

Если Китай следует идеям Мэхэна, то будет абсолютно естественным, если он станет придерживаться аналогичного полхода к морской мощи, сосредоточившись сначала на прилегающих морях прежде чем устремлять свой взгляд дальше. Китайски флот по Мэхэну не обязательно должен быть глобальным.

Наконец, пару слов о Мао. Если мы правы, если Китай не может использовать «грамматику» Мэхэна, то откуда ему её взять? Мы полагаем, что Пекин может использовать философию Мэхэна и проверенные иетоды ведения войны. Отец китайского флота, адмирал Лю Хуацин, которого называют «китайским Мэхэном», так описывал основной стратегический принцип флота: «активная оборона, битвы в открытом море».

Применение маоистской традиции «активной обороны» к морской деятельности позволяет сделать ряд интересных выводов. Китайский флот построенный вокруг идей Мао и Мэхэна приведёт к тому, что ВМС США будут перенапрягаться противостоя таким вооружениям как противокорабельные баллистические ракеты, неатомные подлодки и тактическая авиация наземного базирования. Как советовал Мао, китайские командиры заманят врага вглубь, как опытный боксер позволяет своему противнику тратить энергию в самом начале матча. Только после этого он нанесёт сокрушительный хук справа!

Китайцы будут стремиться к тому чтобы раздробить силы американского флота пока они будут идти через Тихий океан, уравнивая шансы или создавая преимущество для Китая перед решительным столкновение флотов, если оно будет требоваться когда остатки американского флота достигнут ТВД.

Таким образом, идеи Мэхэна обеспечивают китайскую морскую мощь «логикой» и формируют подход Пекина к военно-морской стратегии. Но китайский флот обращается к свой собственной истории и традиции при определении того как будет достигнуто «мэхэнианское предначертание» Китая.