February 7th, 2012

Стратегическое мышление и морская мощь

В февральском номере Просидингс коммандер Майкл Юнге опубликовал статью "Так много стратегии, так мало стратегического руководства" .

В ней он обвиняет ВМС США в том, что они слишком часто меняют американскую военно-морскую стратегию: "пять раз за 25 лет". По мнению Юнге, у ВМС США больше нет стратегического мышления и долгосрочной стратегии. В последние десятилетия американски флот был организацией, которая приследует сиюминутные, тактические цели, а его действия не отличаются решительностью. В качестве решительного аргумента он заявляет о том, что даже один из создателей текущей военно-морской стратегии (CS21 была опубликована в 2007 году) Брайан МакГрат призывает разработать очередную новую военно-морскую стратегию.

Хотелось бы сразу отметить главный недостаток этой весьма примечательной статьи. Во-первых, военно-морская стратегия менялась не пять раз, а 3-4 раза. По мнению адмирала Майкла Маллена, который был Начштаба ВМС и предыдущим Председателем КНШ, за последние 25 лет было вообще только 2 полноценные стратегии: CS-21 и рейгановская Maritime Strategy. Называть Forward ...from the Sea и даже Sea Power 21 стратегиями - достаточно сложно. FFTS была не более чем концептуальным дополнением постбиполярной ...From the Sea, а SP21, хоть и существенно отличалась от FTS и FFTS, была на них основана. Во-вторых, все основополагающие стратегические документы ВМС США были отражением объективных исторических процессов (Холодной войны, распада СССР и окончания биполярного противостояния, событий 11 сентября 2001 года и Глобальной войны с терроризмом, а также кризиса идеи американской гегемонии). Все эти документы опирались на качественно отличавшиеся друг от друга внешнеполитические доктрины Рейгана, Буша-Лейка-Клинтона, Буша-Рамсфельда и Буша-Гейтса. В-третьих, Брайан МакГрат, на самом деле, призывал в блоге ID не столько к отказу от CS21 и принятию новой стратегии, сколько к кординальной доработке CS-21. Все идеи МакГрата уже обсуждались во время разработки CS-21, но, по тем или иным причинам, не были приняты. МакГрат пишет, что в основе военно-морской стратегии должна лежать ключевая военно-морская угроза национальной безопасности США - ограничение доступа к прибрежным водам со стороны ряда государств, а именно Китая и Ирана. Но ведь именно эта идея лежит в основе оперативной концепции AirSeaBattle ВМС и ВВС. Угроза A2/AD потенциала КНР и Ирана неплохо вписывается в CS21 и в нынешнем её виде. Важно подчернкуть, что военно-морская стратегия документ скорее политический нежели военный, в отличие от оперативной концепции. Прямое упоминание в нём о Китае способно существенно помешать американо-китайскому партнёрству, которое играет не менее важную, а возможно даже более важную роль в американской внешней политики. Без упоминания о КНР упоминать об Иране не имеет смысла. CS21, возможно, нуждается в обновлении и дополнении, но она работает и соответствует нынешним реалиям. Об этом я подробно пишу в своей диссертации.

Но вернёмся к статье Юнге. Коммандер Юнге призывает возродить стратегическое мышление на флоте, прекратить довольствоваться краткосрочными успехами и изменить общественные и бюрократические условия, которые препятствуют
долгосрочному стратегическому мышлению.

Далее автор кратко описывает терминологическую проблему определения понятий "стратегия" и "тактика". Юнге предлагает своё собственное определение: стратегия это "глобальный долгосрочный план действия", который отвечает на вопрос "Зачем?", а такитика - "локальный краткосрочный план действия", который отвечает на вопрос "Как?". Для ВМС США, по мнению Юнге, настоящей "стратегией" является бюджет - три документа каждый год (текущий бюджет, неподписанный Президентом проект бюджета на следующий год и проект бюджета флота, который подготавливает Штаб ВМС).

Юнге резко отзывается о существующей системе подготовки флотских стратегов в Америке. Система образования, построенная на Военно-морской академии и Военно-морском колледже, позволяет создавать "блестящих командиров атомных подлодок", но "не обеспечивает необходимую интеллектуальную подготовку" будущих адмиралов. Военно-морская академия, которая является высшим военно-морским образовательным учреждением в США, уделяет слишком много внимания точным наукам: математике, химии, физике и так далее, что, по мнению Юнге, не позволяет изначально
сформировать основы стратегического мышления среди молодых офицеров. Стратегическое мышление остаётся уделом Военно-морского колледжа, видового аналога нашей ВАГШ, обучение в котором проходят уже сложившиеся старшие офицеры. Вместе с тем, невозможно создать стратега из "блестящего командира атомной подлодки": стратегическое мышление необходимо развивать с самого начала подготовки будущего офицера флота.

Юнге призывает отказаться от "стратегии-бюджета" и перейти к реальной стратегии, основанной на телеологическом представлении о "желаемом образе будущего" и путях его достижения, что невозможно без создания широкой прослойки стратегически мыслящих офицеров флота. Для этого автор призывает снизить, но не отменить требования к знанию точных наук при поступлении в Военно-морскую академию, повысить доступность стратегически ориентированных программ аспирантуры, а также облегчить получение абитуриентами-технарями гуманитарного военно-морского образования.

Статья интересная и достойна детального изучения. Морская мощь нации зависит, в первую очередь, от людей.От судостроителей, политиков, военных. Военно-морское образование и стратегическое мышление - один из главных её оплотов.

Перспективный итальянский патрульный корабль

Оригинал взят у bmpd в Перспективный итальянский патрульный корабль

Журнал "Jane's Navy International" в статье Luca Peruzzi "Italian Navy unveils patrol vessel design" сообщает, что на состоявшейся с 23 по 25 января 2012 года в Париже международной конференции IQPC Surface Warships 2012 ВМС Италии представили первые данные по проектируемому перспективному большому патрульному кораблю для действий в удаленных водах.

Новые корабли должны заменить 12 кораблей ВМС Италии (восемь корветов типа Minerva и четыре патрульных корабля типа  Cassiopea), вывод которых из боевого состава намечается после 2015 года. Как сообщил представивший проект нового корабля коммандер ВМС Италии Габриеле Катапано (Gabriele Catapano), по принятой в 2006 году долгосрочной программе кораблестроения итальянский флот первоначально планировал постройку патрульных кораблей водоизмещением 3000 тонн и длиной 112 метров. Однако выявившаяся в последние годы потребность ведения операций в удаленных в водах (прежде всего, антипиратских действий в Аденском заливе и Аравийском море) побудила ВМС Италии выдвинуть требования к более крупному и многоцелевому кораблю.

Новый патрульный корабль будет представлять многоцелевую реконфигурируемую платформу со значительными объемами внутренних помещений. Водоизмещение нового корабля (видимо, полное) составит 4000 тонн, длина корпуса 122,5 метра, ширина - 17,2 метра, а углубление - 4,4 метра. Корабль будет оснащен электроэнергетической (на основе дизель-генераторов) или дизель-электрической энергетической установкой и иметь скорость хода до 22-25 узлов. Корпус стальной, надстройка, возможно, будет выполнена композитной. В кормовой и центральной частях корабля будут размещаться "реконфигурируемые зоны" для размещения различной целевой нагрузки, включая 11-метровые полужесткие моторные лодки, противоминные системы и т.д. В центральной части корабля возможно размещение пусковых установок противокорабельных ракет. Численность экипажа корабля составит около 120 человек, при этом будут иметься помещения для размещения еще 180 человек. Обширный ангар позволит обеспечить постоянное базирование тяжелого вертолета класса AgustaWestland AW101 и беспилотных летательных аппаратов.

Основное вооружение корабля составит 76-мм/62 универсальная артиллерийская установка OTO Melara Super Rapid с комплексом управляемого вооружения Vulcano. В носовой части корабля зарезервированы объемы для возможного размещения дополнительного вооружения. Также корабль будет иметь дистанционно управляемые турели с малокалиберными пушками. Основные радиоэлектронные средства корабля должны быть размещены в интегрированной мачте.




Проектные изображения перспективного патрульного корабля ВМС Италии (с) ВМС Италии (via Jane's)

Новости российского флота и судостроения

И опять важные новости.

1. Госпрограмма вооружений России на 2011-2020 годы претерпела значительные изменения по сравнению с версией документа, частично озвученной в феврале 2011 года. Как пишет газета "Коммерсантъ" со ссылкой на источники в Министерстве обороны России, теперь документ предусматривает больший объем закупки вооружений и военной техники. Сильнее всего изменилась та часть программы, которая касается развития и усиления Военно-морского флота.

В частности, документом теперь предусмотрена закупка не восьми стратегических атомных подводных лодок проекта 955 "Борей", а десяти таких кораблей. Кроме того, военные намерены приобрести такое же количество многоцелевых АПЛ проекта 885 "Ясень". Все корабли будут построены северодвинским предприятием "Севмаш". Кроме того, флоту до 2020 года будут поставлены 20 неатомных подводных лодок, включая шесть, построенных по проекту 636.3 "Варшавянка".

При этом количество фрегатов, запланированных к покупке, уменьшено с 15 до 14 единиц. Так, в рамках госпрограммы вооружений флот получит восемь фрегатов проекта 22350 и шесть проекта 11356. Первые будут построены на "Северной верфи", а вторые - на заводе "Янтарь". Количество корветов, запланированных к закупке, не изменилось и осталось на уровне 35 единиц, из которых 18 - проекты 20380 и 20385. Кроме того, Министерство обороны России намерено приобрести шесть малых артиллерийских кораблей проекта 21630 "Буян" и шесть больших десантных кораблей проекта 11711.

Ранее вице-премьер России Дмитрий Рогозин заявил, что в России ведется разработка плана усиления мощи ВМФ, рассчитанного на 30 лет. Проработка документа будет завершена, как ожидается, в июне текущего года. Подробности нового плана пока неизвестны. Рогозин объявил, что объем финансирования нужд российского флота в 2012-2014 году составит до десяти процентов от общего объема гособоронзаказа. ГПВ-2012 определен на уровне 900 миллиардов рублей, включая госгарантии предприятиям.
В апреле 2011 года премьер-министр России Владимир Путин заявил, что до 2020 года на модернизацию ВМФ будут потрачены пять триллионов рублей. Это примерно четверть от общего объема финансирования госпрограммы вооружений.

2. В первой половине 2012 года боевой состав Каспийской флотилии пополнят ракетный корабль "Дагестан" проекта 11661к и малый артиллерийский корабль проекта 21630 "Волгодонск". Корабли спроектированы Зеленодольским проектно-конструкторским бюро (Республика Татарстан). С учетом последних достижений науки и техники и их боевого предназначения, корпуса изготовлены с применением принципа малой заметности, так называемой "стелс-технологии".
Ракетный корабль "Дагестан" — первый корабль ВМФ России с ракетным комплексом "Калибр-НК", способным применять несколько типов высокоточных ракет по надводным и береговым целям на дальностях до 300 км.

Малый артиллерийский корабль "Волгодонск", благодаря незначительной осадке (максимум — около 2 м) и высокой маневренности, способен решать широкий круг задач в прибрежной зоне Каспийского моря, на Волге и в ее устье, а также в других "узких" акваториях. Корабль способен также наносить мощные огневые удары по кораблям противника и берегу для расчистки плацдарма при высадке морского десанта. На судоверфи ОАО "Алмаз" (г. Санкт-Петербург) строится и третий малый артиллерийский корабль проекта 21630 - "Махачкала".

Кроме этого, на стапелях ОАО "Зеленодольский ССЗ" находятся три новых малых ракетных корабля проекта 21631 для Каспийской флотилии - "Град Свияжск", "Углич" и "Великий Устюг" с ракетным комплексом "Калибр-НК".

Помимо боевых кораблей идет обновление и судов вспомогательного флота.
В ноябре 2011 года в состав флотилии вошел второй рейдовый буксир РБ-10 проекта 705Б, построенный филиалом ОАО "Центр судоремонта "Звездочка" — Астраханским судоремонтным заводом. До конца 2012 года в состав флотилии будет включен третий буксир данного проекта.