August 22nd, 2013

Индонезия и подлодка

Россия предложила поставить Индонезии 10 дизель-электрических подводных лодок, сообщают индонезийские СМИ со ссылкой на официальный источник в парламенте Индонезии.

Председатель комиссии по обороне палаты представителей парламента Индонезии Махфуз Сиддик (Mahfudz Siddiq) 19 августа сообщил, что российское предложение является "интересным, но требует всестороннего анализа до принятия окончательного решения".

По заявлению М.Сиддика, проект покупки Индонезией трех НАПЛ "Чанг Бого" южнокорейской компании "Дэу шипбилдинг энд мэрин инжиниринг" (DSME), которые были заказаны в декабре 2011 года, продвигается медленно. Это связано с возникшими проблемами с передачей технологий немецкой компанией "Ховальдсверке-Дойче Верфт" (HDW), которая является разработчиком проекта НАПЛ "Тип-209".

М.Сиддик сообщил, что комиссия намерена в рамках сотрудничества с РФ провести оценку потенциального приобретения ДЭПЛ российского производства, но также указал, что соглашение, в случае принятия положительного решения, может быть подписано в период после 2014 года. В то же время, председатель комиссии высоко оценил российскую подлодку и заявил, что "ключевое значение будет иметь вопрос передачи технологий строительства ДЭПЛ".

Тип предложенной Индонезии российской подлодки не раскрывается, однако, по мнению экспертов, наиболее вероятно, что предполагается поставка ДЭПЛ проекта 636 класса "Кило", либо "Амур".

По оценке "Джейнс дифенс уикли", предложение российской стороны соответствует ранее сделанным представителями командования ВС Индонезии заявлениям, согласно которым ВМС испытывают потребность в дополнительных подводных лодках с целью обеспечения надежной защиты исключительной экономической зоны страны.

Следует отметить, что стоимость подобной закупки оценивается ориентировочно в 5 млрд дол, и в текущей экономической ситуации это вряд ли "по карману" Индонезии даже с учетом использования внебюджетных ресурсов. Так, в 2013 году общий объем средств, который планируется направить на приобретение вооружений, оценивается в 1,67 млрд дол.

Тем не менее, Индонезия в последние годы постоянно увеличивает оборонный бюджет, а доля расходов на закупку вооружений в оборонном бюджете также возрастает. Как полагают эксперты, данная тенденция сохранится до конца десятилетия.

Президент Индонезии Сусило Бамбанг Юдхойоно 16 августа объявил о планах увеличения оборонного бюджета в 2014 году на 9% по сравнению с текущим годом.

Как сообщает "Джейнс дифенс уикли", в следующем году расходы Индонезии на оборону составят 83,4 трлн рупий (8,05 млрд дол).

Как ранее передавал ЦАМТО, в текущем году оборонный бюджет Индонезии составляет около 77 трлн рупий.

По оценке "Джейнс", в 2014 году 23% оборонного бюджета (около 1,8 млрд дол) Индонезия потратит на закупки ВиВТ. В 2011, 2012 и 2013 гг. Минобороны направило на эти цели, соответственно, 14%, 17% и 20% от общего объема финансирования военного ведомства.
M

Модули для американских LCS

USNI News взяло интервью у кэптена Джона Эйлеса, программного менеджера отдела модулей для боевых кораблей прибрежной зоны департамента прибрежных сил и ПМО командования программ кораблестроения и вооружения ВМС США. Он сообщил, что в следующем году начнётся эксплуатационная оценка модулей, что является последним шагом перед принятием модулей на вооружение.


Схема систем модуля противоминной обороны (ПМО)

ПМО называется в отчёте USNI News "главной задачей БКПЗ". БКПЗ должны заменить 13 старых тральщиков типа Avenger. В 2015 г. пройдёт эксплуатационня оценка основных компонентов модуля ПМО: лазерной системы обнаружения мин для вертолётов (для мин на глубине до 9 метров), системы нейтрализации мин для вертолётов MH-60S, дистанционно управляемой системы ПМО RMMV и сонара AQS-20A (для мин на глубине свыше 9 метров). Основные проблемы в создании модуля ПМО были связаны именно с подводным БПА RMMV и его сонаром, который изначально должен был использоваться и с вертолётов. Но в последнее время удалось решить основные проблемы с RMMV. Остальные системы модуля ПМО также имели серьёзные технические и эксплуатационные проблемы, но многие из них уже решены.

На втором этапе модуль ПМО получит систему рекогносцировки и оценки ситуации для прибойной зоны, которая будет использоваться БПЛА MQ-8B. На третьем этапе возможности модуля будут расширены для борьбы с неконтактными минами за счёт введения надводного БПА с системой обнаружения и подрыва неконтактных мин. Проблема с этой системой заключалась в кабеле, который связывал БПА и систему подрыва. По словам Эйлеса, кабель начинал плавиться после 8 часов работы. Но проблему решаются и ВМС планируют получить систему к 2017 г. Наконец, на четвёртом этапе к 2019 г. модуль ПМО должен получить подводный БПА Knifefish, разработка которого затягивается из-за секвестра.


Схема систем модуля борьбы с надводными целями

Модуль БНЦ - самый простой и испытанный из трёх. Самой проблемной системой оказалась ракетная система. Изначально ВМС и Армия реализовывали совместный проект N-LOS с дальностью почти 50 км. Но, после выхода из программы Армии, ВМС оказались не способны реализовывать программу самостоятельно. Вместо N-LOS БКПЗ получат к 2015 г. ракетный комплекс Griffin II B с дальностью около 5 км. К 2019 г. модуль должен получить перспективный ракетный комплекс с дальностью около 40 км.


Системы модуля ПЛО

Модуль ПЛО - наименее проблемный. ВМС отказались от использования БПА RMMV для поиска и обнаружения подлодок. Сейчас БКПЗ будут обнаруживать лодки самостоятельно, используя буксируемый сонар 2087 производства Thales. Также модуль будет включать буксируемую противоторпедную систему и, естественно, MH-60S  с торпедами MK-54.

Япония и морпехи

Япония создаст силы морской пехоты в составе Западной армии, которая отвечает за защиту Кюсю, Окинавы и спорных с Китаем островов Сенкаку. Также планируется закупка нескольких американских устаревших амфибий AAV-7. Что более важно, Япония планирует выделить больше денег на "исследование возможности" закупки американских конвертопланов MV-22.