Прохор Тебин (prokhor_tebin) wrote,
Прохор Тебин
prokhor_tebin

Categories:

Второе интервью вдогонку - Главком ВМФ РФ В. Высоцкий.

Этому интервью почти год, но оно не потеряло от этого своей значимости и актуальности. Интервью Главкома ВМФ, адмирала Владимира Сергеевича Высоцкого. Любые дискуссии о будущем российского флота следует вести, предварительно ознакомившись с этим концептуальным интервью.

Про то, что строить флот - дело не одного десятка лет.
С. БУНТМАН - Что собой должен представлять современный российский флот? Соотношение надводных, подводных кораблей, авиации. Что это такое?

В. ВЫСОЦКИЙ - Вопрос понятен, но я бы на него несколько иначе ответил. Давайте буквально коротко порассуждаем, буквально очень коротко, потому что я понимаю, насколько серьёзно видение тех, кто сегодня, скажем так, имеют отношение к строительству флота, местами интересно тем, кому не безразличен, как вы совершенно справедливо сказали, флот в будущем. Примерно 10-12 лет сегодня проходит до получения какого-то определённого образца. Мы понимаем, что на этот образец надо выйти по каким-то оперативно-тактическим требованиям, может быть, даже оперативно-стратегическим, безусловно. Вот, значит, для развития или построения серий – это ещё примерно 5-7 лет, до 10 лет. Может быть, больше, срок службы образца – от 20 до 25. Иными словами, если мы сегодня принимаем решение о строительстве какого-то полномасштабного флота, то мы должны понимать, что этот флот мы получим в году эдак 50-м. Ну, как минимум, начиная с основного состава 35-го года. Правильно, да? Ну, учитывая, скажем так, нулевое… Другое дело, что мы не с нуля его, разумеется, начинаем двигать. И безусловно не все предыдущие разработки следует отправить в утиль и начинать всё с нуля. Значит, каким образом мы подходим к пониманию того, что должно произойти? Собственно говоря, оценивается или должна оцениваться, это так и происходит, в первую очередь, конечно, военно-политическая, военно-экономическая ситуация. Иными словами, понять опасности мирного времени, должна оцениваться способность перерасти в угрозу. Это понятие, ну, скажем так, угрожаемого периода в войне, военная угроза. И смотрим – а что произойдёт, какие противники у России стратегические возникнут, на какие направления в 35-50 году. А дальше строим по элементам сдерживания. Вот, мы, не вдаваясь, скажем, в глубину вопроса, можем сегодня сказать, что для флота, к примеру, их 5 на сегодня элементов сдерживания. Верхний, самый верхний – это участие в стратегических действиях ядерных сил, стратегических операций как элемент сдерживания, а, скажем так, сегодня показательный элементарно простой – это демонстрация военно-морского присутствия. В тех районах…

Про Мистраль.
В. ВЫСОЦКИЙ - Скажем, не вдавался в детали этого вопроса, но по существу могу сказать следующее: сама по себе, значит, возможность покупки подобной единицы определяется главным – об этом неоднократно и Премьер-Министр говорил, и Дмитрий Анатольевич Медведев, Президент Российской Федерации, о том, что здесь важно получить возможность переноса определённых, причем ключевых, базовых технологий, в том числе не только в судостроении и кораблестроении, мы понимаем, и в ряде других вопросов. Значит, и совместить попробовать с теми элементами, скажем, передовых технологий, которые у нас уже есть, и получить, действительно, квинтэссенцию вопроса и подход. Безусловно, это ведущее условие этой сделки. Если этого не произойдёт, то и нет смысла затевать, поскольку только на одних покупках, конечно, большой перспективы не построишь, о чём мы говорим. Вот, безусловно, есть ряд технологий зарубежных, которые на сегодня однозначно опережают наши возможности. И отдельные руководители, причём, достаточно, скажем так, хорошо разбирающиеся в проблематике флота, иногда лукавят, когда заявляют, что у нас на сегодня есть полная возможность построения аналогичных кораблей, а дальше возвращаемся к тому началу разговора, с чего мы с вами, собственно говоря, и начали говорить, о том, что нам не, собственно, корабль нужен, а его возможности для реализации тех задач, о которых мы говорили.

А. ЕРМОЛИН - А его начинка.

В. ВЫСОЦКИЙ - Его начинка, его возможности.

С. БУНТМАН - Его смысл этого корабля.

В. ВЫСОЦКИЙ - Значит, смысл – это абсолютно многофункциональность. Вот, в чём допускается промах? Когда начинают его называть совершенно, скажем так, так, как он не называется на самом деле.

А. ЕРМОЛИН - Вертолётоносцем.

В. ВЫСОЦКИЙ - Называют и вертолётоносцем, десантным вертолётным кораблём-доком, десантным кораблём, значит, кораблём управления, ещё как-то. Вот, это только часть функций, которые я перечислил, которые он выполняет. Собственно говоря, нам нужна серёдка, база для создания многофункционального объединения. А почему именно этот подход является определяющим? Да потому что мы сегодня понимаем: сокращение мобилизационных возможностей, создание соединений и частей постоянной готовности, которое, ну, скажем так, следует перебрасывать очень быстро и эффективно, и более того, их ещё и обеспечить, в том числе и с точки зрения применения. Конечно, эти возможности произрастают колоссально получением таких функциональных объединений. Теперь ещё один момент: на самом деле правильно у французов этот кораблик называется так: корабль проецирования силы и управления. Вот так надо к этому подходить. А если только лишь мы к этому вопросу подходим соответствующим образом, понимаем, о чём мы говорим, понятийный аппарат у нас один, всё становится на свои места.

С. БУНТМАН - Есть перспективы?

В. ВЫСОЦКИЙ - Это и сделки в наших отношениях, безусловно, говорит само по себе о том, что главным руководителем этой работы от России назначен один из ведущих вице-премьеров, Игорь Иванович Сечин, он же является председателем совета директоров объединено-строительной корпорации, это говорит само за себя.

А. ЕРМОЛИН - А может «Мистраль» выполнять функционал командного пункта межвидовой группировки?

В. ВЫСОЦКИЙ - Безусловно, как выносного командного пункта – да. Я вам могу сказать так, что, находясь, допустим в Индийском океане, у него вся обстановка будет по Атлантике, по Арктике, по кому угодно просто. Возможности колоссальные.

О Черноморском флоте.
С. БУНТМАН - Владимир Сергеевич, о черноморском флоте: достигнуто соглашение наконец-то, есть перспектива Черноморскому флоту в Севастополе и базы, и модернизации необходимой Черноморского флота. В каком направлении она будет? По увеличению, какие классы кораблей там должны быть?

В. ВЫСОЦКИЙ - Ведётся очень серьёзная работа с украинской стороной, и хорошее взаимопонимание в этом направлении. Значит, мы, вообще-то, Черноморский флот видим как флот, который обеспечивает стратегическую стабильность на Юге. Причём, это не флот Чёрного моря, безусловно.

С. БУНТМАН - Вот это главное подчеркнуть.

В. ВЫСОЦКИЙ - Да, это надо подчеркнуть главное, сегодня возможности по досягаемости оружия, и даже в ближайшей самой перспективе, причём существующие возможности, а не взяты, так, с потолка откуда-то из светлого будущего, позволяют нам рассчитывать на воздействие по определённым объектам пусть не так, как мы хотели, допустим, но примерно уже такие возможности есть. Ещё раз повторюсь. В части, касающейся Восточного Средиземноморья, сразу говорю – Персидского залива, вот, и потом, сегодня группировки Черноморского флота и Каспийской флотилии – они должны работать под единым руководством. У нас сейчас получается возможность воздействовать с Каспием по акватории Чёрного моря, а, может быть, даже и дальше. И наоборот, это уже само о себе говорит о том, что там должны быть созданы оперативные сокомандование и понимание вот этих людей.


Про Конвенцию Монтрё.
В. ВЫСОЦКИЙ - Спасибо, очень хороший вопрос, на мой взгляд. Потому что он точно и ясно даёт возможность отфиксировать нашу позицию, как говорят дипломаты. В чём наше полное единение с Турцией? И в части, касающейся Военно-морских сил, как я подчёркиваю, элементов Вооружённых Сил обоих государств, и в первую очередь тех элементов, которые постоянно находятся в передовой зоне. Есть абсолютно точное понимание. Оно заключается в следующем: проблемы Черноморья должны решить только государства Черноморья. База юридическая здесь – конвенция Монтрё. И Россия, и Турция с точки зрения, скажем, субъекты международного права занимают абсолютно определённое положение. Изменения положения конвенции Монтрё недопустимо. Я думаю, что это единственно правильная позиция, она совершенно точно и ясно поддерживается всеми без исключения и в России, и в Турции, представителями соответствующих кругов. Именно здесь мы находим все точки соприкосновения, полное понимание. Значит, мы не на словах, а на деле, на практике осуществляем соответствующие подходы, причём в очень сложные для нас события августа 8-го года мы получали очень чёткое понимание турецкой стороны и действий, в первую очередь, Военно-морских сил Турции по этому направлению так, вот, как мы сегодня сейчас об этом говорим.

С. БУНТМАН - Скажите основные положения конвенции Монтрё, которые нельзя нарушать. Одно-два, главные принципы.

В. ВЫСОЦКИЙ - Принцип таков, что есть определенные сроки нахождения военно-морских группировок нечерноморских государств, они ограничены и водоизмещением, и количеством, и сроком. И даже местами и целями.

Про промышленность и инновации.
А. ЕРМОЛИН - Наша промышленность в целом, не только военная, с большим трудом воспринимает инновации, потому что их база, что там греха таить, бесконечна отстала.

В. ВЫСОЦКИЙ - Я бы не так ответил на этот вопрос, понимаете, вот, нам надо как-то активнее привлекать людей, способных к реорганизации. Что собой представляет промышленность России сегодня, да, не только военной? Это в основном лидеры, да, возглавляющие достаточно долго, на протяжении нескольких десятилетий, причём очень заслуженно, местами даже адекватно понимающие задачу, я оговорюсь, именно местами, потому что нам всем 50 с чем-то, 60-70 лет сложнее перестраиваться ,чем, скажем, человеку, которому 30 и даже 40. Правильно, да? И здесь куда важнее, скажем так, создать ту общность молодых людей, которые способны в кратчайшие сроки такую задачу решить. Я просто свое мнение излагаю. С точки зрения оценки нам предельно всем понятно, мы все хорошо представляем себе, что может представлять собой, к примеру, при старых подходах. Там конечно делается очень серьёзные попытки сделать определенные сдвиги, и принято достаточно много серьёзных решений на сегодняшний день. Сделаны, скажем, полезные шаги в этом направлении, но, вот, всё упирается, скажем так, в подготовку молодёжи, кадров и в умение расставить людей.




Tags: ВМФ России, Главком ВМФ, Мистраль, УДК, Украина, Черноморский флот, военно-морская стратегия, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments