Прохор Тебин (prokhor_tebin) wrote,
Прохор Тебин
prokhor_tebin

Российско-американские отношения переживают непростой период. Несмотря на предпринимаемые Москвой и Вашингтоном дипломатические усилия, между сторонами остаются серьёзные разногласия по ряду принципиальных проблем. О том, какие изменения происходят в последнее время в российско-американских отношениях и как следует их оценивать, идёт речь в интервью, которое дал «Красной звезде» директор Московского Центра Карнеги Дмитрий ТРЕНИН.

- Дмитрий Витальевич, на прошлой неделе состоялся визит в Вашингтон секретаря Совета Безопасности РФ Николая Патрушева. Как сообщалось, он передал американской стороне ответ Президента России Владимира Путина на письмо Барака Обамы, которое привёз в Москву в апреле советник президента США по национальной безопасности Том Донилон. Будет ли этот обмен письмами способствовать дальнейшему укреплению российско-американского диалога, повлияют ли они на характер и уровень отношений между США и Россией?
-  Действительно, состоялся обмен письмами между президентами Обамой и Путиным. Таким образом, содержательный диалог на высшем уровне возобновился, исходные позиции сторон зафиксированы. Прорыва в отношениях пока не произошло, но в Москве на это не рассчитывали. Смысл переписки и визитов представителей президентов в том, чтобы подготовить почву для личных встреч глав государств - вначале в Северной Ирландии «на полях» саммита «Группы восьми», который состоится в середине июня, а затем в России перед петербургским саммитом «двадцатки» в сентябре.
По итогам этих двух встреч станет понятно, удастся ли руководителям РФ и США создать основу для продуктивных отношений между двумя странами до конца пребывания Обамы в Белом доме. Таким образом, следующие четыре месяца обещают выдаться очень жаркими для сотрудников президентских администраций и профильных ведомств в обеих столицах.

- Сейчас СМИ много говорят о том, что в посланиях шла речь о ключевых вопросах стратегической стабильности и контроля над вооружениями. Как, на ваш взгляд, развивается сегодня диалог между Россией и США по вопросам, связанным с развёртыванием системы ПРО США и дальнейшим сокращением ядерных арсеналов?
- Содержащиеся в письме Обамы предложения США по проблеме ПРО в свете одностороннего решения отказаться от развёртывания четвёртого эшелона системы ПРО США/НАТО в Москве сочли идущими в верном направлении, но недостаточными. Американские партнёры, очевидно, ожидали более тёплого и позитивного ответа, но российская сторона продолжает настаивать на обязывающем характере соглашения по ПРО: односторонние шаги, даже которые делают в правильном направлении, могут быть также пересмотрены в одностороннем порядке. Срок нахождения Барака Обамы на посту президента истекает в январе 2017 года, и его преемник может иметь свою точку зрения на развитие системы ПРО. Этот же аргумент, однако, можно развернуть в другую сторону.
Обама явно стремится войти в историю США как президент, сделавший принципиальный шаг в сторону отказа от ядерного оружия. Эта цель провозглашена в его «Пражской повестке дня» от 2009 года, и она сохраняет актуальность. Но для реализации заявленного Обама нуждается в сотрудничестве с Россией: существенно сократить ядерный арсенал США в одностороннем порядке он не в состоянии. В то же время, чтобы Москва могла пойти на дальнейшие сокращения СНВ, она должна получить гарантии ненаправленности американской ПРО против российских стратегических сил. Кроме того, российская сторона будет стремиться снять в ходе переговоров свою озабоченность в отношении высокоточного оружия США, способного выполнять стратегические задачи.
Есть, таким образом, база для договорённости, основанной на балансе интересов сторон. Надо также учитывать, что Обама - первый президент США из поколения, для которого «холодная война» - история. Он смотрит на Россию без предубеждений, свойственных ещё многим представителям американской элиты. Обаме не предстоят новые выборы, он может работать «на историю». Для России это шанс, который не стоит упускать.
- И что может этому помешать?
-  Парадокс в том, что, несмотря на информационную «картинку» в обеих странах, у России и США сейчас гораздо больше точек соприкосновения, чем разногласий. Главная проблема российско-американских отношений состоит, на мой взгляд, в том, что в Вашингтоне пока не определились с  ролью России как самостоятельного игрока глобального масштаба и желанного партнёра США в мире, а в Москве боятся «происков» США, видя в американцах главных недоброжелателей России.
Коротко говоря, в Америке Россия явно недооценена, а в России, очевидно, переоценивают «русофобию» США. Помимо этого, в последнее время на отношения двух стран оказывает влияние не только американская, но и российская внутренняя политика. Это объективно осложняет дело.
- Между Россией и США по-прежнему очень остры разногласия, касающиеся Сирии. Россия, например, выступала и выступает против очевидного вмешательства стран Запада в сирийские дела - финансирования сирийских боевиков и оппозиционных групп, принятия резолюций СБ ООН по Сирии. Нашу страну много критиковали на Западе за чрезмерную, как считают там, поддержку Башара Асада. Можно ли в этой связи ожидать каких-либо изменений в ходе российско-американского диалога по Сирии и в целом в позиции международного сообщества по отношению к сирийскому урегулированию?
- По моему мнению, перечисленные вами разногласия по Сирии не означают, что Россией и Соединёнными Штатами не могут быть в ближайшее время выработаны основы для общего подхода по урегулированию ситуации. В США в последнее время произошёл важный сдвиг. От попыток убедить Москву изменить свой подход к Сирии Вашингтон перешёл к практической работе вместе с Москвой над политическим решением сирийской проблемы.  И в частности, поддержал инициативу России о проведении международной конференции по мирному урегулированию сирийского конфликта.
Президент Обама, очевидно, очень не хочет вмешиваться военным путём в сирийский конфликт, хотя многие в Америке и за её пределами его к этому подталкивают. Женевская конференция - это шанс прекратить насилие, не прибегая к военным методам, и Обама будет стремиться использовать этот шанс. Дипломатическая активность самого президента и госсекретаря США Джона Керри  - яркое тому свидетельство. Со своей стороны большие усилия по подготовке конференции по Сирии предпринимают Президент РФ Владимир Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров.
Очевидно, что успех международной дипломатии совсем не обеспечен. Есть много сторонников военного решения - и в Сирии, и в регионе, и за его пределами. В этих условиях формула урегулирования, на мой взгляд, может звучать как «Дейтон на двоих», то есть дипломатическое принуждение к миру совместными усилиями России и Соединённых Штатов и ряда других заинтересованных сторон. Ещё раз  подчеркну, что это будет очень сложный и исключительно трудный процесс, который фактически потребует временного дипломатического альянса Москвы и Вашингтона по Сирии.
- В чём состоят, на ваш взгляд, ключевые элементы сегодняшней стратегии США на постсоветском пространстве и изменилась ли она после известного периода «цветных революций»?
- Если говорить о стратегии США на постсоветском пространстве, она в последнее время не просто изменилась, я бы сказал, она обнулилась, то есть её де-факто не стало. Связано это, на мой взгляд, с теми сложностями, с которыми США столкнулись в своё время - при администрации президента Джорджа Буша-младшего - в Грузии и на Украине. В тот момент, когда американцы стали поддерживать Саакашвили, у администрации Буша-младшего накопилось очень много проблем на Ближнем Востоке, и Грузия была выбрана в качестве примера, чтобы показать всему миру, что Белый дом реально делает мир более демократическим. Таким образом, при реализации политики США в отношении Грузии ключевую роль играли в основном соображения идеологического характера. При выработке политики в отношении Украины сыграла роль не идеология, а другого рода интересы - это была попытка расширить до максимума европейское пространство (пространство ЕС) и трансатлантическое пространство (пространство НАТО). Были также политики в США и Европе, которые за счёт Украины стремились «раз и навсегда» решить проблему «российской угрозы» (как некоторые считали, если НАТО продвинется до Чернигова и Харькова, то о каких-либо угрозах Европе с востока будет трудно говорить).
Такого рода политика администрации Буша разбилась, во-первых, о войну на Кавказе 2008 года, во-вторых, о выборы на Украине 2010 года, когда Виктор Ющенко был отправлен в отставку. У администрации Обамы, на мой взгляд, уже нет  никакой стратегии на постсоветском пространстве и даже чёткой стратегии в отношении конкретных стран постсоветского пространства. Тем не менее у США сегодня, безусловно, есть определённые интересы на пространстве бывшего СССР. Они связаны с тем, например, куда можно перебросить часть вооружения и техники, которые выводятся из Афганистана, чтобы они находились в Центрально-Азиатском регионе и чтобы при необходимости ими можно было вновь воспользоваться. И в этом, пожалуй, состоит сегодня единственная значимая область трений между Москвой и Вашингтоном по поводу постсоветского пространства. Речь идёт о возможности того, что американцы построят для себя какие-то склады или базы на территории центральноазиатских стран.
- Как вы оцениваете нынешнее состояние военного сотрудничества между Россией и США?
- Военное и военно-техническое сотрудничество России и США, несмотря на то что политические отношения наших стран находились в довольно тяжёлом состоянии, в последнее время развивалось неплохо. Но само по себе это сотрудничество является достаточно ограниченным - это сугубо прагматическое, техническое сотрудничество, которое не выходит на стратегический уровень. Тем не менее в этой сфере, на мой взгляд, есть определённые интересные перспективы.
Во-первых, они связаны с тем, что американцы уходят из Афганистана, и теперь проблемами этой страны придётся заниматься странам региона и тем, кто находится на евро-азиатском континенте, в том числе России. У России есть опыт деятельности в Афганистане, но это опыт двадцатилетней давности. С другой стороны, Вооружённые Силы РФ требуют дальнейшей глубокой и серьёзной модернизации. Поэтому наша страна, на мой взгляд, заинтересована в том, чтобы более активно изучить недавний американский опыт в Афганистане и где-то даже напрямую спросить американскую сторону о практических вопросах стратегии и тактики в этой стране - в  тех аспектах, которыми США могли бы поделиться и которые были бы интересны для России. Безусловно, и для модернизации наших Вооружённых Сил нам было бы полезно более подробно изучить опыт США - речь идёт как о боевом опыте, так и об опыте проведения учений, а также организационных и финансовых вопросах. Например, РФ активно создаёт сегодня силы и средства быстрого реагирования, и здесь для неё очень много нового. А США занимаются этими вопросами уже двадцать лет. Можно было бы посмотреть, что из этого опыта американцы способны передать, что может сработать в российских условиях, а что нет. И это далеко не единственный пример, где можно было бы развивать сотрудничество.

Tags: grand strategy, США, Что почитать?, международная безопасность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments