Прохор Тебин (prokhor_tebin) wrote,
Прохор Тебин
prokhor_tebin

Categories:

Адмирал и авианосцы, часть 2, Холлоуэй и Риковер

Первая часть.

Холлоуэй был первым в списке потенциальных кандидатов на замещение должностей командиров авианосцев и был лично рекомендован «отцу американского атомного флота» вице-адмиралу Хайману Риковеру своим предыдущим начальником – заместителем Начальника штаба ВМС США по морской авиации. Но первое место в списке кандидатов и лестная рекомендация были недостаточны для того, чтобы быть одобренным Риковером, который предъявлял самые высокие требования ко всем офицерам, которым предстояло служить на кораблях с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ). Риковер, будучи до мозга костей преданным делу американского атомного флота трудоголиком, проводил личные собеседования со всеми офицерами-кандидатами на должности на кораблях с ЯЭУ. Холлоуэю предстояло многому научиться.


Адмирал Хайман Риковер на осмотре USS Nautilus, первой в мире атомной подводной лодки


Лейтенант-коммандер Холлоуэй на лётной палубе авианосца USS Boxer, 1952 г.


Кэптен Холлоуэй, командир USS Salisbury Sound, ноябрь 1963 г.

После окончания Национального военного колледжа Холлоуэй получил звание кэптена и был назначен командиром плавучей базы гидросамолётов USS Salisbury Sound. Это назначение было примером практики назначения потенциальных кандидатов на должность командира авианосца, которые предварительно назначались на должность командира «корабля с большой осадкой» для оттачивания навыков управления кораблём перед назначением на авианосец. Хотя уже почти 20 лет Холлоуэй был не столько моряком, сколько лётчиком, с должностью командира корабля, как и многие другие офицеры морской авиации США, он успешно справился и в декабре 1963 г. был приглашён на собеседование с вице-адмиралом Риковером. Здесь мне хотелось бы обратить внимание на кардинальные различия в организации взаимодействия морской авиации и флота в США и России. У нас морская авиация была, есть и остаётся «падчерицей» флота, что видно хотя бы по тому, что офицеры морской авиации имеют звания, применяемые в ВВС (полковник вместо каперанга и т.д.), и не становятся командирами кораблей.

И так, после часа ожидания кэптен Джеймс Холлоуэй, сидя в неудобном кресле в кабинете вице-адмирала Риковера, отвечал на многочисленные вопросы этого невысокого, весящего менее 60 килограммов человека, который более, чем кто бы то ни было, сделал для атомного флота США. Но вот Риковер, проглядывая досье Холлоуэя, обратил внимание на его низкие оценки во время учёбы в Военно-морской академии, о которых мы говорили в самом начале нашего рассказа. Риковер спросил Холлоуэя о причинах столь невысоких результатов в последние два года его обучения в академии. Холлоуэй ответил, что он, зная о том, что после окончания обучения отправится на войну, хотел получить максимум возможного от жизни в академии, отдавая минимум необходимого учёбе. Риковер ответил, что это не есть хороший ответ и отправил Холлоуэя подумать над более хорошим ответом в соседнем кабинете в течение получаса. Спустя полчаса Холлоуэй дал новый ответ: он недостаточно хорошо учился в академии из-за того, что много времени отнимали тренировки в команде по борьбе. Но и этот ответ не удовлетворил Риковера, и тот дал Холлоуэю последний шанс найти подходящий ответ во время ещё одного получасового одиночества в соседнем кабинете. Наконец, Холлоуэй в третий раз вошёл в кабинет Риковера и в ответ на вопрос о причине своих невысоких достижений в учёбе ответил: «Я не был очень умён», подразумевая, что он мог учиться гораздо лучше, но был глух к голосу разума.

Этот ответ удовлетворил Риковера. В феврале 1964 г. Холлоуэй , сдав командование USS Salisbury Sound, вернулся в Вашингтон для обучения и работы в подразделении ЯЭУ управления кораблестроительных программ ВМС США, которым и руководил Риковер. Это было тяжёлое время для Холлоуэя. Он и ещё три имевших гораздо большие достижения в академической сфере ученика Риковера учились с 8 утра и до 6 вечера. Ещё не менее трёх часов уходило на домашнюю работу. Учёба проходила в Вашингтоне и в крохотном городке Арко в штате Айдахо, где располагалась уменьшенная копия ЯЭУ авианосца USS Enterprise, включавшая два вместо восьми реакторов. Ученики Риковера изучали ядерную физику, термодинамику и много других предметов, необходимых для командиров кораблей с ЯЭУ.  Они лично управляли наземным прототипом в Арко, работая по две восьмичасовые смены в день.

Холлоуэй учился пять дней в неделю, в субботу помогал Риковеру с другими проектами и дополнительно занимался с трудными темами по воскресеньям. Не менее двух раз Риковер выражал Холлоуэю свою озабоченность его результатами. Но после восьми месяцев борьбы с гранитом науки Холлоуэю всё стало даваться легче и годовой курс он закончил вторым с результатом 97% (у лучшего ученика Риковера было 98%).

Холлоуэй очень ценил время, когда он работал вместе с Риковером и учился у него и его гражданских и военных специалистов. А в 1974 г., уже будучи Начальником штаба ВМС США, смог отдать часть своего долга Риковеру, когда Томми Коркоран, один из самых известных американских лоббистов США, пришёл просить Холлоуэя о переводе Риковера с должности начальника подразделения ЯЭУ на должность суперинтенданта Военно-морской академии. Коркоран сообщил Холлоуэю, что представители бизнеса были крайне недовольны излишне высокими, по их мнению, стандартами и требованиями Риковера, которые затрудняли получение компаниями контрактов для нужд атомного флота. Холлоуэй твёрдо отказал Коркорану. Требования и стандарты Риковера были необходимы в такой чувствительной сфере, как атомный военный флот. Кроме того, Холлоуэй пожалел курсантов Военно-морской академии, которым назначение суперинтендантом сварливого Риковера дорого бы обошлось. Свой пост Риковер покинул лишь в 1982 г.




Продолжение следует.
Tags: Адмиралы Америки, ВМС США, Историческое, США, Технологии, Что почитать?, авиация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments