Прохор Тебин (prokhor_tebin) wrote,
Прохор Тебин
prokhor_tebin

Categories:

Интервью Юрия Соломонова

Генеральный конструктор Московского института теплотехники, академик РАН ЮРИЙ СОЛОМОНОВ дал интервью Коммерсанту. Привожу наиболее интересные выдержки из интервью.



— Госпрограммой вооружений (ГПВ) на 2007-2015 годы предписывалось поставить войскам порядка 100 "Тополей-М". Это говорилось официально. Но реальные темпы их поставок в 2007-2010 годах были ниже.
 
— Прежняя программа не выполнена по понятным причинам: динамика финансирования, которая планировалась, предполагала основной объем затрат на ее последнюю пятилетку. Ну и закончилось все это "благополучно" в 2010 году — написанием уже новой ГПВ-2020. Из того, что происходит сейчас, можно с абсолютной уверенностью заключить, что и эту программу вооружения ждет та же участь... Результаты видны по ее первому году: госзаказ 2011 года уже сорван — он уже выполнен не будет. Из-за того, что на сегодняшний день ни одного контракта, если говорить о стратегических ядерных силах, не заключено. Сейчас июль. И такого не было последних лет 14. Самое позднее — мы на текущий год заключали контракты в конце апреля—середине мая. И тогда это приводило к конвульсивно-судорожным действиям промышленности. Ведь год кончается у нас, как правило, в конце ноября, ну или в первой декаде декабря. А дальше просто уже времени не остается для того, чтобы предприятия освоили средства, учитывая, что цикл изготовления нашей техники почти год.
 
А нет предоплаты — нет и матчасти. О чем я официально написал в правительство РФ. И все из-за того, что Министерство обороны занимает не просто неконструктивную позицию, а непонятную с точки зрения государства. Его подразделения на сегодняшний день не в состоянии решить эту задачу. Это результат всех структурных нововведений и переподчинений в центральном аппарате. Создана система абсолютно недееспособная. Если вы, установив новые взаимоотношения между подразделениями аппарата, не в состоянии заключить даже контракты в течение полугода, значит, что-то неправильно в системе. Это очевидно.
 
Формально в планах ГПВ-2020 года, начиная с 2013 года, предполагается резкое увеличение объемов производства, но очень сомнительно, что это произойдет. Для подготовки к этому увеличению тоже должны быть выделены значительные средства. Ведь понятно, что, если вы делаете 5-7 ракет в год, это одна ситуация, а если 20-30 ракет — совсем другая. Это дополнительные стенды, дополнительное оборудование. Премьер Путин провел сбор в марте на Воткинском заводе, дал прямые поручения. Причем без всякого педалирования, но с одной убедительной просьбой к федеральным органам: не позже апреля (деньги-то на все заложены в бюджете) раскассировать, как было сказано, эти средства, чтобы они пошли наконец предприятиям. Как вы думаете: сделано ли что-нибудь? Ничего!
 
Сегодня в правительстве обсуждается вопрос о представлении в Госдуму изменений в закон о бюджете, связанных с порядком выделения этих средств. Хорошо, но Дума на это дело возьмет еще свои две-три недели, потом вернет все это в правительство, потом бюрократические процедуры... И деньги в итоге появятся не раньше августа, а речь идет о выполнении работ в этом году огромным количеством предприятий. Это и технические задания, и проектно-сметная документация — огромное количество документов, которые необходимо выпустить для того, чтобы получить эти инвестиции, которые, естественно, в 2011 году уже освоены не будут. Не будут — значит вся работа переносится на 2012 год и дальше. И все это — результат отсутствия эффективной системы управления оборонно-промышленным комплексом.
 
— Заказ по новым "Ярсам", таким образом, отсутствует?
 
— Да.
 
— Вы считаете, что роль президента и премьера в этих процессах не до конца реализована?
 
— На уровне руководителей государства необходимые решения приняты. Они подписали все сами, они организовали процесс на своем уровне... А дальше, на мой взгляд, идет недоработка системы в целом. Документы утверждены. Можно с ними соглашаться, можно не соглашаться. Но указ президента есть? Есть постановление правительства? Будьте добры выполнять их! То, что спускается на этаж ниже, на уровень федеральных органов, не выполняется.

— Но только что президент проводил "разбор полетов" за срыв оборонзаказа-2010. И "посмотрели" там вроде бы на все и оргвыводы даже по итогам сделали...
 
— То, что президент провел это мероприятие, было, наверное, правильно. Но одно уже вызывает недоумение: почему после завершения планового периода? Речь-то о 2010 годе, и только почти через полгода проводится "разбор".
 
— В свое время вы очень остро ставили вопрос об утрате критических технологий — упоминали о волокнах для ракетных корпусов, о топливе. Что-то поменялось или мы продолжаем только терять?
 
— Очень мало поменялось.
 
— Если идти от технологий к компонентам. Сейчас идут жаркие споры: должна ли или нет быть импортная элементная база в нашей военной технике?
 
— Я считаю, что абсолютно правильно ставится вопрос. И ничего страшного, если бы мы были участниками мирового торгового сообщества, но не в рамках тех деклараций, которые мы слышим по телевизору, а по-настоящему. Ну что в этом плохого-то? Но этого нет. Вот с электронной элементной базой... В США, в Западной Европе она трех категорий: military, space и общего назначения. Первая — самого высокого качества, того, что нам надо. Нам ее дают? Не дают. Вторая — качеством чуть похуже, но тоже очень высокого, и самое главное, всей номенклатуры. Не дают! Пользуйтесь, но "общего назначения".

— И китайской...
 
— Когда у нас доля экспорта высокотехнологичной продукции по тому же 2010 году — 0,25%, кто с нами будет разговаривать? Мы так для всех и будем оставаться только территорией с большим запасом ядерного оружия.
 
— Кстати, о запасах ядерного оружия. Как вы оцениваете новый Договор о стратегических вооружениях?
 
— Я считаю, что это очень правильный, нужный не только для нас и США, но и для всего международного сообщества документ, который будет способствовать дальнейшему снижению напряженности в мире.
 
— По поводу Китая. Многие уверены, что мы недооцениваем исходящей от него потенциальной угрозы. Вот 200-250 боеголовок у него уже. А если будет наращивать? С какого момента России надо вообще начинать волноваться?
 
— А волноваться нам вообще не надо. Ну и пускай наращивает. Ведь наши ядерные силы направлены не на США, а, как понимает любой специалист-ракетчик, против любого потенциального противника. Это обыватель не знает, а специалист знает, что изменение полетного задания — дело нескольких секунд. Поэтому бояться Китая не надо. А то, что у нас сейчас делается по тяжелой ракете, например, это просто глупость откровенная. Это дань конъюнктуре и отдельным личностям, которых мы знаем как разработчики, поскольку мы все в этом котле варимся, что называется. Это выбрасывание десятков миллиардов, не прибавляющих ничего в эффективности.
 
— Мне кажется все-таки, что совсем уж неприемлемые вещи в госпрограмму просто так вписать сложно. Если люди хотят и требуют тяжелую ракету на гептиле, то наверняка у них есть какой-то весомый аргумент "за"? Они же как-то обосновывают свое желание?
 
— Аргумент? Так уже ж сказали, кто будет заниматься этой работой: Государственный ракетный центр имени Макеева. Основной аргумент — занять фирму работой.
 
— Но нас и эксперты наши, и политики, и Генштаб уверяют, что их ПРО — это жутко опасная вещь. А вы никакой опасности в ПРО не видите в принципе?
 
— Абсолютно. У нас есть эффективные ответы на все эти действия! И очень дешевые ответы.
 
— Мотивация США: все это делается из-за иранской и корейской угрозы, и межконтинентальные ракеты у Тегерана и Пхеньяна появятся вот-вот. А как вы оцениваете ракетный потенциал Ирана и КНДР?
 
Что касается Северной Кореи и Ирана. Если там будут вложены соответствующие финансовые ресурсы, учитывая, что задел у них есть, задача эта ими может быть в принципе решена. В какое время — это другой вопрос. Позиция нашего Минобороны, которое недавно заявляло, что это не может быть сделано, потому что не может быть сделано никогда, это неправильно. Будут вложены достаточные средства — считайте, что задача межконтинентального носителя решена.
 
— На этот год намечено пять пусков "Булавы" — это очень много. Будет ли все выполнено? Правда ли, что теперь задержки связаны уже с "Юрием Долгоруким"? Что не так с лодкой?
 
— "Долгорукого" исправили очень здорово, по нему проведена очень серьезная работа по результатам испытаний. Это в принципе тоже естественный процесс. Всякие спекуляции были в прошлом году: что "Долгорукий" готов, а "Булава" не готова, а это не так было. Сама лодка была не готова очень серьезно, и по ней в течение полугода проведены доработки. Их правильность сейчас подтверждена, лодка выходила в море и отработала, как нужно. Сейчас ведется подготовка и, как планировалось, в установленные сроки предполагаются пуски. Первый пуск прошел успешно. В дальнейшем предусматривается проведение залповых пусков, именно это позволит нам сократить время испытаний, и будем надеяться, что мы своевременно все выполним.
Tags: БРПЛ, Булава, ГПВ2020, ПЛАРБ, СЯС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments