Прохор Тебин (prokhor_tebin) wrote,
Прохор Тебин
prokhor_tebin

Categories:

Отличная статья Никольского в НВО

ЦДПВ: "с молчаливого согласия Горшкова флот просто насиловали экранопланом".
Сейчас в эпоху роста антиамериканизма (в значительной степени оправданного - см. мою самую "антиамериканскую" статью) и роста патриотических настроений (зачастую необходимых) не следует ударяться в излишнее накручивание дихотомии "мы-они". осуждение "низкопоклонства перед Западом" и "возвращаться к истокам". Стоит быть трезвыми и рациональными в оценке наших недостатков и недочётов и их достоинств и преимуществ. Нужно всегда учиться новому и перенимать полезный опыт. В вопросе флота это в первую очередь касается США, как "морской сверхдержавы". Статья Никольского - прекрасный образец подобной "отрезвляющей" работы. Маст рид.

Ссылка.

24.10.2014 00:01:00

Мы наш, мы старый флот построим

Российское руководство может повторить ошибки советского периода

Александр Никольский

Об авторе: Александр Владиславович Никольский – инженер-кораблестроитель.

Тэги: флот, история, ссср








флот, история, сссрРоль адмирала флота Советского Союза Сергея Горшкова в истории отечественного флота до сих пор вызывает неоднозначные оценки. Фото с сайта www.38brrzk.ru

Если внимательно присмотреться к нашим армии и ВВС, то можно увидеть что они все более смахивают на НАТО. Уже нет былого преклонения перед «вечно актуальным» опытом Великой Отечественной войны, а генералы не меряют силу армий количеством танков. Наш Т-50 похож на F-22, и у них одинаковая концепция. А президент требует изучать опыт НАТО. Другое дело ВМФ, где не только не оспаривается концепция советского флота, но и превозносится как единственно верная для современной России. Получается адмирал действительно умнее генерала. А как иначе объяснить, что только советская военно-морская мысль пережила гибель СССР? Рискну не согласиться с этим, и поможет мне информатор, имя которого я назову, но позже, и с его разрешения опубликую то, что никогда еще не публиковалось. А начну я с того, что напомню истоки нашего военно-морского бытия. И еще, это статья прежде всего не о кораблях и адмиралах, она о нас с вами, ибо каждый народ достоин не только своего правительства, но и своей армии.

ИСТОКИ

Историю ВМФ РФ принято вести с указа Боярской Думы и Петра I. По форме верно, по содержанию нет. Дело в том, что в 1930 году преемственность с императорским флотом была безвозвратно утеряна. В 1926 году о флоте, наконец, вспомнили, до этого было не до него, и приняли первую кораблестроительную программу. Пока минимальную. И в то же время развернулась дискуссия – какой флот строить дальше.












Спор этот проходил между старой и молодой школой. Старики хотели строить небольшой, но состоящий из всех классов кораблей флот, уповая, что такой флот будет школой создания в дальнейшем мощных морских сил. Молодежь считала, что война должна произойти с минуты на минуту, так как в любой момент может грянуть мировая революция или капиталистическая агрессия. Следовательно, нечего тратиться на крупные корабли и дальние походы, нужно строить и совершенствовать лишь легкие силы. Пикантность спору придавало то обстоятельство, что главными молодыми были новые красные командиры, бывшие матросы и герои Гражданской, такие как Иван Лудри, Александр Якимычев и другие, а во главе стариков – царские капитаны 1 ранга Борис Жерве и Михаил Петров. Поскольку у бывших матросов явно не хватало знаний, они проигрывали спор. Тогда и было использовано средство, апробированное ранее в РККА, – перевод спора в идеологическую плоскость с последующим обвинением противной стороны в буржуазной реакционности.

Донос лег на благодатную почву – РККФ давно хотели зачистить, в нем все еще было много старорежимных офицеров. И в 1930 году Жерве и Петрова арестовали. Жерве потом выпустили, и он успел умереть в 1934 году, а Петрова сгноили в тюрьме. Имена же их были забыты и ошельмованы. Вот, например, выдержка из труда 1965 года: «Опираясь на господствующую на западе реакционную теорию Мэхена и Коломба, профессора Военно-морской академии РККА Б.Б. Жерве и М.А. Петров развивали доктрину владения морем в старом, классическом понимании». Начались гонения на бывших, одних стреляли, других увольняли, на их место выдвигали героев Гражданской, окончивших ускоренные курсы, на которых толком-то и не учили. Оставшиеся бывшие быстро поняли, что молчание и долголетие – синонимы.

Во главе флота (1931–1937) встал проверенный большевик и комиссар различных морских ступеней Владимир Орлов. И все бы ничего, кабы не Испания. С осени 1936 года советские суда начали доставлять оружие в Испанию, а франкисты – топить их. В итоге до 4 мая 1937 года, когда было принято решение прекратить поставки нашими судами, мы потеряли семь судов. Оказалось, что советский флот не может справиться даже с половиной испанского. Это откровение стало для Сталина неожиданным, а для руководства флота роковым. В последующие 22 месяца сменилось пять главкомов ВМФ! Пока, наконец, Сталин не нашел того, кого искал – Николая Кузнецова.

В результате во флоте укоренились три советские «добродетели». Вождизм наверху породил вождей на местах, отсюда добродетель – «ты начальник – я дурак». Внутриполитическая борьба ценою жизни вынуждала вождей искать бесконечно преданных подчиненных, которые все понимали и не задавали лишних вопросов, отсюда добродетель – «угадать, угодить». Справедливо полагая, что каждый вождь набирает свою дружину, за ошибки дружинника отвечал вождь, за ошибки вождя – вся дружина, и мера ответственности и для тебя, и для твоей семьи была одна – смерть, отсюда добродетель – «круговая порука». Знание этих «добродетелей» необходимо для понимания дальнейших бед флота.

Все это называют сталинскими репрессиями, я против такого термина. Этот термин появился в начале перестройки, когда на отдельных людей пытались списать все пороки системы. Репрессии начались не в 37-м, а в 18-м, и если уж искать основателя, то на эту роль лучше подходят Ленин и Троцкий. Сталин и герои Гражданской искали «простых решений». Их можно понять, если посмотреть на их происхождение и образование. Но как можно понять нас, обремененных знаниями, наличием свободных СМИ и главное – Интернета?

38-9-1_t.jpg
«Неповторенное чудо советского судпрома» – созданный в конце ХХ столетия паровой эсминец.
Фото 1986 года

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

Роль Хрущева в развитии вооруженных сил принято оценивать либо как отрицательную, либо как ужасную. Хрущев страдал ракетоманией, почти ликвидировал стратегическую авиацию, был противником строительства крупных надводных кораблей и, в частности, авианосцев. Именно на почве несогласия с этим и был отправлен в отставку Кузнецов.

Начнем с конца. Кузнецова отправили в отставку по той же причине, что и Жукова. Авторитет Хрущева в офицерстве был, мягко говоря, слабоват. Мой дед (офицер) рассказывал, как они смеялись даже в присутствии замполита над Хрущевым и пили за здравие сталинских маршалов. В условиях советской действительности держать на службе генералов и адмиралов, которых армия любит больше, чем генсека, для Хрущева было в прямом смысле смертельно опасно. Хрущева сняли в 1964 году и разве сразу кинулись проектировать новый стратегический бомбардировщик? А может, стали строить крупные надводные корабли? Да их всего – кораблей класса крейсер и ТАКР – с 1964 по 1991 год построили 13 единиц, меньше, чем в первое послевоенное десятилетие. Хрущев требовал: «Надо строить флот, но прежде всего строить подводный флот, вооруженный ракетами». А разве АПРК по-прежнему не считаются становым хребтом ВМФ и разве сами моряки не боролись с авианосцем?

Вот что писало в 1960 году Главное управление кораблестроения: «…Корабельная истребительная авиация не является перспективным средством ПВО. Боевая устойчивость соединений должна обеспечиваться ЗРК кораблей». Действительно, в 1962 году в ВМФ появились революционные для своего времени корабли проекта 61, имевшие ЗРК «Волна». Однако вот незадача: с учетом всех ухищрений «Волна» не могла поразить самолет, летящий ниже 50 м. Появление «Шторма» не изменило ситуацию. Зная это, американские пилоты отрабатывали атаку на высоте 25 м. Поэтому исходя из опыта Фолклендской войны для уничтожения любого нашего БПК требовалось три-четыре самолета Skyhawk с обычными бомбами. Дешево и сердито. И лишь в 1976 году мы, модернизировав ЗРК, стали сбивать маловысотные цели. Так что упование на всесилие ЗРК в 1960 году – утопия. Понимали ли это моряки? Может, и понимали, но в угоду вождю безропотно писали то, что он хотел слышать. Как и 10 годами ранее, теша Сталина, обосновывали необходимость линкоров. Читая «научное» подтверждение своих идей, вождь искренне верил в их правильность.

Общество, превращенное в безропотных овец, порождало вождей-баранов, а бараны плодили овец. Так замыкался круг. А сегодня многое ли изменилось?

1976 ГОД

Это очень важный год, ибо в этот год произошло два события, без которых в равной степени не было бы этой статьи. Во-первых, родился автор статьи, а во-вторых, отец автора, Владислав Иванович Никольский, стал слушателем Академии ВМФ. Теперь, надеюсь, вы поняли, кто является моим информатором. Мой отец – очень ценный источник, так как после окончания академии служил в 1-м ЦНИИ МО, являясь ведущим специалистом по САПР надводных кораблей (НК). Через его руки и голову проходили все характеристики и модели боевого применения: кораблей, самолетов морской авиации, спутников и прочего, что применялось или предполагалось применить на флоте. Он вплотную взаимодействовал с 30 НИИ ВВС и 24 НИИ ВМФ. Конечно, отец знает и о лазерном и прочем «X» оружии, но по понятным причинам говорить об этом не станем, да и к делу это отношения не имеет, так как и у нас, и у американцев это оружие так и не вышло из области экспериментов. А вот прочее, что уже не секретно, я с его разрешения постараюсь раскрыть.

ДОКТРИНА ГОРШКОВА

С доктриной ВМФ СССР отец познакомился в 1977 году, прочитав секретную книгу Горшкова «ВМФ СССР» и закрытый вариант журнала «Морской сборник». В них, особенно в книге, была прописана вся морская стратегия СССР: ядерная война с широким применением ПЛАРБ для поражения наземных целей, разгром надводных группировок противника ударом ПКР с ЯБЧ с АПРК совместно с морской ракетоносной авиацией. Второстепенную роль играли удары НК. Основным же назначением НК, как и торпедных АПЛ, было постоянное слежение за ПЛАРБ противника и уничтожение их с началом войны. Все остальные задачи – такие как десантные или противоминные – рассматривались как второстепенные. Участие в локальных конфликтах вообще не рассматривалось, и флот к ним не готовился. В конечном итоге все эти взгляды были изложены в «Боевом уставе ВМФ СССР». Внезапное начало войны рассматривалось как единственно верное. А само начало войны ожидалось в ближайшее время. Это приводило к второстепенности ремонтов и модернизации кораблей. Становилось понятно, почему в советском флоте мало вкладывались в ремонтную базу, а коэффициент оперативного напряжения (КОН) существенно был меньше, чем у ВМС США. При этом вопрос боевой подготовки и сплаванности экипажей Горшкова особенно не волновал, так как война виделась скоротечной ракетно-ядерной, в которой мы должны были упредить противника в ударе. А когда ты первый пускаешь ракету, уже не важен уровень твоей подготовки, главное, чтобы ракет было побольше.

В свете такой доктрины Горшкова становится понятен парадокс советского надводного флота. Мы имели к 1985 году (отставка Горшкова) крупных НК (проект 1135 и крупнее) 102 единицы, которых хватило бы на 15 авианосных ударных групп, и тем не менее не имели ни одного авианосца. Поэтому наши НК могли действовать только под прикрытием береговой истребительной авиации. А это, согласно проводимым в 60-е годы учениям, не далее 120 км от аэродрома. На таком малом удалении от берега использование крупных НК – избыточно. Но если мы бьем первые, то американцы уже не успеют воспользоваться своей авиацией. Именно поэтому наши БПК и крейсера бесстрашно в одиночку ходили в океан.

При этом прошу вас не думать, что ЦК КПСС и лично Горшков хоть на секунду желали развязать ядерную войну. Удар должен был быть нанесен только в случае крайнего обострения ситуации, когда война будет уже неизбежна, но в том-то и проблема – как узнать, что напряжение достигло своего апогея и пора наносить удар? Об этом вожди не задумывались. Просто приняли за закон и следовали ему. А чему здесь удивляться? В советской истории такого навалом. Вспомните коммунизм к 80 году, квартирный вопрос к 2000-му. В больной стране больные головы и не только у высших вождей, но и на местах. Вот, что вспоминает мой отец. «Однажды я сказал в курилке (в 1-м ЦНИИ) капитану 1 ранга Л.Ю. Худякову (ученый-теоретик подводных сил): «Ну, АПРК – это, конечно, хорошо, но что она будет делать, если авианосец начнет поднимать в воздух ударную авиацию, а война еще не началась. По пустому авианосцу стрелять будет уже поздно. Что ж – выступить как агрессор и первым начать войну?» Не найдя достойного, Худяков стал говорить дежурные вещи. «Это вопрос к политикам… Нам успеют передать команду вовремя…». В общем, я с ним спорить не стал, слишком разные у нас с ним тогда были весовые категории. Кроме того, я уважал и восхищался этим человеком».

Экономия на подготовке экипажей и ремонте, а также с подачи Дмитрия Устинова сговор с промышленностью (об этом ниже) привели к высокой аварийности ВМФ. К сожалению, созданная Горшковым и Устиновым система пережила своих создателей, продолжив множить похоронки. С 1956 года (начало правления Горшкова) до сегодняшнего дня ВМФ потерял из числа боеготовых кораблей затонувшими (но потом поднятыми), а также погибшими, включая не подлежащих восстановлению после чудовищной аварии в Чажме: один БПК, один МРК, шесть ДПЛ и восемь АПЛ, включая «Курск». За тот же период в ВМС США такая участь постигла лишь два АПЛ и одну ДПЛ. Такое разительное несоответствие нельзя списывать на численное превосходство отечественного флота и, в частности, атомного подводного.

Во-первых, численное соотношение между построенными американскими и советскими АПЛ не 1:4, а примерно 1:1,27. Во-вторых, КОН, как уже было сказано, в нашем флоте был ниже, и, следовательно, наши лодки реже бывали в море. Если вы внимательно прочитаете доступные результаты расследований наших катастроф, то увидите, что в большинстве случаев вина лежит либо на экипаже или (и) командовании флота, либо на промышленности, а чаще и на тех и на других. Это и есть результат «дешевого флота». Конечно, многие свято полагают, что это американцы тайно поджигали и топили наши ПЛ, а Путин все это скрывает, потому что Госдеп хорошенько ему отвалил. Что ж, и на Западе есть множество людей, которые считают, что по нашим улицам бродят медведи и русские повинны в убийстве Кеннеди, во взрывах двух башен, в развязывании Второй мировой и т.д. Так чем вы лучше? Найдутся и такие, которые скажут: Советский Союз не мог себе позволить тратить большие деньги на флот и поступал верно, когда экономил на ремонте и боевой подготовке. Ну что ж, вам не гореть и не тонуть, а, впрочем, это ваше дело – видеть в этом положительную или отрицательную сторону. Мне довелось служить и мне повезло – я пишу эти строки, а моему однокашнику хорошему парню Денису Кириченко, инженеру дивизиона живучести «Курска» – нет…














Продолжение в след. посту.

Tags: ВМФ России, Историческое, Обычаи и порядки, Что почитать?, пр. 1143, пр. 1144, пр. 941, пр. 945, пр. 949, пр. 971, экраноплан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments