Прохор Тебин (prokhor_tebin) wrote,
Прохор Тебин
prokhor_tebin

Моя первая статья для иностранного издания - Южно-Китайское море как новый геополитический узел

South China Sea: A new geopolitical node. Asia Times Online
http://www.atimes.com/atimes/Southeast_Asia/MJ14Ae01.html (линки на ЖЖ что-то не работают - поэтому прямая ссылка)
На английском языке


Южно-Китайское море – новый геополитический узел планеты.

Долгое время главные геополитические узлы планеты располагались в Европе, ими были Балканы и Эльзас и Лотарингия. После распада Советского Союза и до сегодняшнего дня таким узлом был Ближний Восток. Сегодня можно с уверенностью заявить, что новым геополитическим узлом стало Южно-Китайское море.

Именно в Южно-Китайском море пересекаются интересы большинства ключевых игроков на международной арене: единственной современной сверхдержавы США, державы №2 Японии, восходящих гигантов Индии и Китая. На его  побережье или неподалеку от него располагаются многие стремительно развивающиеся государства: Вьетнам, Малайзия, Индонезия, Тайвань, Сингапур. На страны Юго-Восточной Азии приходится почти 10% населения планеты и 2,5% мирового ВВП.

Морская торговля является основой глобальной экономики: 90% мировой торговли приходится на морскую торговлю. Около 50% ежегодной морской торговли проходит через Малаккский, Зондский и Ломбокский проливы. Ежедневный транзит нефти составляет около 10 млн баррелей. В регионе сосредоточены существенные минеральные и биологические ресурсы.  Доказанные запасы нефти составляют более 7 млрд баррелей нефти и 24 млрд кубометров природного газа.

Вместе с тем, в Южно-Китайском море сосредоточено огромное количество угроз безопасности региональным и внерегиональным державам. Все угрозы можно разделить на три типа.
Во-первых это внутренние социально-экономические угрозы. Несмотря на бурный экономический рост, Юго-Восточная Азия остаётся одним из самых бедных и необразованных регионов. Более половины населения живёт меньше чем на 1 доллар в день. Доля неграмотного населения также остаётся одной из самых высоких в мире. Значительная часть населения испытывает проблемы с едой, питьевой водой и медикаментами. Всё это усугубляется частыми стихийными бедствиями. Землятресение и цунами 2004 года было самым сильным, но далеко не единственным из них.

Всё это является предпосылками для угроз второго типа – иррегулярных угроз. Южно-Китайское море и прилегающие районы являются вторым наиболее опасным с точки зрения пиратства регионом в мире после Сомали.  Угроза международного терроризма также остаётся актуальной, особенно на Филиппинах, в Малайзии и Таиланде. В регионе продолжают действовать многие террористические организации, связанные с Аль-Каидой, как Джемаа Исламия, Абу Саяф, а также маоисты Новой народной армии. Юго-Восточная Азия (Золотой треугольник) является наряду с Афганистаном и Центральной Азией (Золотой полумесяц) и Латинской Америкой одним из ключевых центров нелегального наркотрафика. Другие виды преступной деятельности также развиваются в регионе. Все эти явления ведут к усилению внутригосударственной нестабильности. Практически каждое государство региона имеет на своей территории очаги политических, этнических или религиозных конфликтов. Политический переворот 2006 года и последовавшая за этим волна политической нестабильности в Таиланде – лишь один из множества примеров.

Третьим и, пожалуй, ключевым типом угроз в Южно-Китайском море являются угрозы регулярные.  Самой очевидной из них являются неурегулированные территориальные споры между  Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, Тайванем, Малайзией и Брунеем. Китай претендует на большую часть Южно-Китайского моря, а также на обладание островами Спратли и Парасельскими острова.  Правительство КНР использует так называемую «пунктирную линию из 9 точек», правомочность которой резко оспаривается соседями Китая, в первую очередь Вьетнамом и Филиппинами. По словам Президента Филиппин Акино Бенигно «китайская линия территориальных требований на большую часть Южно-Китайского моря противоречит международного права, в частности Конвенции ООН по морскому праву 1982 года». Авторитетная китайская газета Global Times заявила, что "Южно-Китайское море - лучше место для Китая, чтобы вести войны. Ни одна из 1000 буровых установок не принадлежит Китаю, ни один из четырёх аэродромов на островах Спратли не принадлежит Китаю". По словам командующего ВМС НОАК адмирала У Шенли потеря Южно-Китайского моря для КНР равнозначна "отрубанию рук и ног".

Вторая ключевая угроза – начало конфликта вокруг Тайваня. Китай стремится к мирному воссоединению в соответствии с концепцией «одна страна – две системы», но исключать возможность вооружённого конфликта нельзя. Для Китая воссоединение с Тайванем – одна из наиболее важных внешнеполитических задач. Это необходимо для консолидации китайской нации и обеспечения безопасности Китая. Тайвань, этот «непотопляемый авианосец», является одним из ключевых элементов американской системы двусторонних договоров в сфере безопасности. Объединение Тайваня с материком разорвёт «первую островную цепь», поставит под вопрос проводимую Вашингтоном политику сдерживания Китая. Видный сторонник усиления морской мощи КНР Ни Лэсюн считает, что "обретение абсолютного контроля над нашей морской линией жизни одновременно означает обретение абсолютного контроля над линией жизни Японии". То же верно и в отношении Южной Кореи.  То же верно в отношении других стран в регионе Южно-Китайского моря.

Третьей ключевой угрозой является обострение отношений между Китаем и Индией. Отношения между этими двумя восходящими гигантами Азии всегда были непростыми. И в ближайшем будущем они могут стать ещё более напряжёнными. Китай активно развивает систему дипломатических и военно-политических связей в Индийском океане в рамках доктрины «нитки жемчуга», Индия активно развивает свои отношения со странами Юго-Восточной Азии в рамках политики «взгляда на Восток». Наиболее вероятным районом для столкновения двух этих разнонаправленных доктрин является именно Южно-Китайское море. 22 июля 2011 года в 45 морских милях от побережья Вьетнам индийский БДК получил странный вызов по радио от "китайского флота": - Вы вошли в китайские воды, - донеслось по радио. Этот случай был, скорее всего, чей-то глупой «шуткой», но он является очередным свидетельством напряжённости в индийско-китайских отношениях в регионе, особенно после того, как Вьетнам и Индия начали совместное освоение нефтяных месторождений в Южно-Китайском море, что вызвало резко негативную реакцию Пекина.

В 2000-е годы Китай стал уделять особое внимание своей морской мощи. По словам бывшего Начальника штаба ВМС США, китайский флот – наиболее быстро развивающийся флот в мире. В 2006 г. Ху Цзиньтао объявил Китай морской державой, что нашло отражение в Белой книге по вопросам обороны 2008 г., где особо отмечалась необходимость создания сильного океанского флота.

В составе китайского флота находится около 200 боевых кораблей основных типов, не считая вспомогательных кораблей и «москитного» флота. Министерство обороны США определяет долю современных ВМС НОАК подводных лодок – 55%, а надводных кораблей – 25%, но она может быть существенно выше оценки Минобороны США. В той же мере, в котороых переоценена роль первого китайского авианосца «Ши Лан» и БПКР DF-21D, роль современных эсминцев, ракетных катеров и неатомных подводных лодок недооценена.

Индия также активно наращивает свою морскую мощь, развивая собственное судостроение и закупая военно-морскую технику за рубежом. Наиболее крупными проектами являются строительство собственной атомной подлодки с баллистическими ракетами, приобретение и модернизация российского авианосца, строительство современных фрегатов и неатомных подводных лодок.

Остальные государства региона также наращивают свои военно-морские силы. Во время проходившей с 18 по 20 мая в Сингапуре военно-морской выставки IMDEX Asia 2011 вице-президент американского военно-морского исследовательского центра AMI International Боб Нагент заявил, что страны Азиатско-Тихоокеанского региона выходят на лидирующие места по наращиванию военно-морских сил, уступая лишь Соединенным Штатам.

В свою очередь США, оставаясь военной и морской сверхдержавой, сталкиваются с некоторым снижением своего потенциала в регионе. Это связано с сокращением военных расходов, тяжёлым бременем глобальных обязательств и внешнего военно-морского присутствия. Главной угрозой национальной безопасности США, по словам бывшего Председателя КНШ адмирала Майкла Маллена, является государственный долг. Китай же является главным держателем государственного долга США и ключевым торговым партнёром. Всё это непосредственно влияет на безопасность и стабильность в регионе.

Вся эта совокупность угроз и вызовов, сконцентрированная на 0,7% территории планеты, будет в значительной степени определять мировую политику в ближайшие десятилетия. Страны Евросоюза, Россия, Бразилия и другие внерегиональные державы должны это учитывать.


Tags: ВМС США, Вьетнам, Индия, Индонезия, Китай, Корея, Малайзия, Пиратство, Прохор Тебин, США, Сингапур, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Япония, военно-морская стратегия, господство на море (sea control), международная безопасность, наука, судостроение, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments