Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Военно-морской блог



Сунь-цзы сказал: война - это великое дело для государства,
это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели.
Это нужно понять.

Сунь-цзы, "Трактат о военном искусстве"


Добро пожаловать, уважаемые читатели! Этот блог посвящён моей профессиональной и научной деятельности.

Тематика блога:
Военно-морские силы, военно-морская и военно-политическая стратегия, флот, судостроение, международные отношения и международная безопасность, геополитика, военно-техническое сотрудничество и торговля оружием. По регионам: преимущественно Россия, США, Азиатско-Тихоокеанский регион, Западная Европа.

В этом блоге 85% постов посвящены современной военно-морской и военно-политической тематике, но оффтоп здесь всегда был, есть и будет... Тематика оффтопа - военное дело и история от Античности и до Нового времени, политота, снаряжение и тактикульность, аутдор, история, наука, гражданское оружие и пропаганда антихоплофобии, и прочее.

В блоге существует весьма обширная система тегов, с которой рекомендуется ознакомиться тем, кто хочет изучить старые записи. Надеюсь, что найти интересное вам будет просто. Если что - обращайтесь с вопросами.


Немного о себе:
В 2010 году с отличием окончил Факультет мировой политики МГУ им. М. В. Ломоносова.
В 2012 году защитил диссертацию по теме "Роль и место военно-морской стратегии в политике национальной безопасности США" в Институте мировой экономики и международных отношений РАН.
На моём счету 50 научных публикаций, в том числе в журнале Объединённой судостроительной корпорации, журнале "Национальная оборона", журнале "Россия в глобальной политике", на сайте Российского совета по международным делам, на сайтах "Защищать Россию", Lenta.ru, в "Зарубежном военном обозрении", "Независимом военном обозрении", "Вестнике МГУ", на сайте Asia Times Online, в журнале "Ядерный клуб" и т.д..

Правила блога.
Запрещено:
1. Мат и прочая нецензурная лексика.
2. Нарушение УК РФ, в т.ч. разглашение сведений, составляющих государственную тайну, возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.
3. Спам, флуд, флейм, анонимные комментарии.

Всё остальное разрешено в разумных пределах. В блоге процветает свобода слова и свобода совести.

Untitled

И весьма коварный!

Оригинал взят у komediante в АНЕГЕН
Вот еще одно бессмысленное и беспощадное хулиганство.

Под катом авторский пересказ поэмы солнца русской поэзии для девятого класса.

В наличии: маты, глумление над великим, циничная трактовка, полное отсутствие хоть чего-то мудрого и светлого, и многие другие приятные штуки.

Если для вас это неприемлемо - просто не ходите под кат.

Я предупреждал есличо, никаких претензий потом.

З.Ы. Внезапно вышел в финал Зарисовки-мини с вещицей, сделанной с любовью, но на "отъебись". Боюсь, в финале ее сожрут. И ладно.

Upd. Вот тут еще есть "Ривезор", можете рискнуть и прочитать.
UPD 2 . АБЛОМАВ и МЦЫРЕ




Collapse )

Сирия - новости и статистика

Самолётовылеты в Сирии
30 сентября - 20 днём, 8 ночью.
1 октября - 8 вылетов.


Размышления
Сколько Россия может делать самолётовылетов в Сирии? Прикинем на пальцах. Имеем данные 34 самолётах (по 12 Су-24 и 25, 4 Су-30СМ, 6 Су-34). Предположим, что их боеготовность высокая (отправили туда боеготовые и прошедшие ТО). Предположим, что на каждый борт 1.5 экипажа. За рекордами гнаться не будут. Условно возьмём боеготовность за 90% (10% проходят краткосрочное ТО). Полагаю, что 2 самолётовылета в день - разумный средний умозрительный показатель, исходя из опыта ВМС США. Итого, порядка 60 самолётовылетов в день. Такие темпы можно держать без ротации и паузы порядка двух недель. То есть около 800 самолётовылетов.

Если гнаться за рекордами, то можно говорить о 3 самолётовылетах в день. Это может дать добавочно 400 самолётовылетов, но 100 откинем на увеличившуюся нагрузку и, соответственно, больше времени на обслуживание. Итого 1100 с/в.

Выступление начальника Управления пресс-службы и информации Минобороны России генерал-майора Игоря Конашенкова
В течение дня ударные самолеты Воздушно-космических сил продолжали наносить точечные удары по инфраструктуре террористической группировки ИГИЛ в Сирии. С авиабазы «ХМЕЙМИМ» российские самолеты Су-24м и Су-25 совершили 8 вылетов по 5 объектам ИГИЛ.

Данными объективного контроля, полученными из различных источников, в том числе космической разведки и беспилотных летательных аппаратов, подтверждается полное уничтожение самолетами Су-24м командного пункта боевиков на северной окраине ДЖИСР-ЭШ-ШУГУР в провинции Идлиб. Ударами авиации в районе МААРЕТ-ЭН-НУУМАН, провинция Идлиб, уничтожена инфраструктура лагеря подготовки боевиков «Исламского государства». После прямого попадания авиабомбы в склад боеприпасов, находящийся на данном объекте, произошла их детонация. Это привело к разрушению построек боевиков и автомобильной техники.

Пресечена попытка восстановления боевиками ИГИЛ заглубленного командного пункта в провинции Хама, разрушенного в ходе авиаударов наших самолётов 30 сентября. Средствами воздушной разведки и штабом сирийских вооруженных сил были своевременно вскрыты начавшиеся там восстановительные работы. В целях воспрещения этих работ по командному пункту в районе ЭЛЬ-ЛАТАМНА был нанесен дополнительный авиационный удар, по результатам которого в сооружениях пункта управления зафиксированы два крупных очага пожара, фактически уничтоживших данный объект.

Также хочу сообщить, что в настоящий момент вернулись после выполнения боевой задачи на авиабазу «Хмеймим» российские многофункциональные бомбардировщики Су-34. Самолеты этого типа имеют значительно больший радиус действия и оснащены самым современным вооружением. После обработки данных объективного контроля мы предоставим Вам информацию о результатах применения Су-34 по террористической инфраструктуре ИГИЛ на территории Сирии.


Су-34 в Сирии. К Су-24 подвешивают ОФАБ-250-270



СИРИЯ: США-РОССИЯ-ВОЕННЫЕ-КОНСУЛЬТАЦИИ-1 Военные США и России провели первые консультации по Сирии - Белый дом 01. 10. 2015, 20. 55
ВАШИНГТОН, 1 октября. /Корр. ТАСС Иван Лебедев/.
Российские и американские военные впервые провели сегодня по закрытому каналу видеосвязи консультации по Сирии. Как сообщил пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест, дискуссии продолжались около 1 часа. "Главная цель этих дискуссий заключалась в том, чтобы определить, каким образом США и Россия смогут избежать конфликтов и ненужных опасных ситуаций" при проведении военных операций в Сирии, отметил представитель Белого дома. По его словам, с американской стороны в консультациях приняла участие исполняющая обязанности помощника министра обороны по международной безопасности Элисса Слоткин. "Такие дискуссии будут продолжены", - сказал Эрнест.




Крамник о Сирии.

Collapse )

Отличная статья Никольского в НВО

ЦДПВ: "с молчаливого согласия Горшкова флот просто насиловали экранопланом".
Сейчас в эпоху роста антиамериканизма (в значительной степени оправданного - см. мою самую "антиамериканскую" статью) и роста патриотических настроений (зачастую необходимых) не следует ударяться в излишнее накручивание дихотомии "мы-они". осуждение "низкопоклонства перед Западом" и "возвращаться к истокам". Стоит быть трезвыми и рациональными в оценке наших недостатков и недочётов и их достоинств и преимуществ. Нужно всегда учиться новому и перенимать полезный опыт. В вопросе флота это в первую очередь касается США, как "морской сверхдержавы". Статья Никольского - прекрасный образец подобной "отрезвляющей" работы. Маст рид.

Ссылка.

24.10.2014 00:01:00

Мы наш, мы старый флот построим

Российское руководство может повторить ошибки советского периода

Александр Никольский

Об авторе: Александр Владиславович Никольский – инженер-кораблестроитель.

Тэги: флот, история, ссср








флот, история, сссрРоль адмирала флота Советского Союза Сергея Горшкова в истории отечественного флота до сих пор вызывает неоднозначные оценки. Фото с сайта www.38brrzk.ru

Если внимательно присмотреться к нашим армии и ВВС, то можно увидеть что они все более смахивают на НАТО. Уже нет былого преклонения перед «вечно актуальным» опытом Великой Отечественной войны, а генералы не меряют силу армий количеством танков. Наш Т-50 похож на F-22, и у них одинаковая концепция. А президент требует изучать опыт НАТО. Другое дело ВМФ, где не только не оспаривается концепция советского флота, но и превозносится как единственно верная для современной России. Получается адмирал действительно умнее генерала. А как иначе объяснить, что только советская военно-морская мысль пережила гибель СССР? Рискну не согласиться с этим, и поможет мне информатор, имя которого я назову, но позже, и с его разрешения опубликую то, что никогда еще не публиковалось. А начну я с того, что напомню истоки нашего военно-морского бытия. И еще, это статья прежде всего не о кораблях и адмиралах, она о нас с вами, ибо каждый народ достоин не только своего правительства, но и своей армии.

ИСТОКИ

Историю ВМФ РФ принято вести с указа Боярской Думы и Петра I. По форме верно, по содержанию нет. Дело в том, что в 1930 году преемственность с императорским флотом была безвозвратно утеряна. В 1926 году о флоте, наконец, вспомнили, до этого было не до него, и приняли первую кораблестроительную программу. Пока минимальную. И в то же время развернулась дискуссия – какой флот строить дальше.






Collapse )








Продолжение в след. посту.

Пики-и-мушкеты, часть 1, Испанская терция

Сразу хочу оговориться, что этот и последующие посты данной серии не претендуют на непогрешимость, и я буду рад любой объективной критике. Здесь и далее нашей целью будет а) привлечь внимание общественности к теме и б) постараться понять что же такого произошло в оные 1590-1660 гг. За большей подробностью рекомендую почитать тов. antoin.

Итак, серию наших коротких разговоров об эволюции пехотной тактики в 1590-1660 гг. в эпоху пик-и-мушкетов (pike-and-shot, бо испанские родельерос/швейцарские и немецкие алебардщики/бойцы с двуручными мечами по факту сошли со сцены, а конница играла роль очень важную, но всё таки вспомогательную) мы начнём с описания испанской терции, которая заслужила славу едва ли не лучшей пехоты XVI века (начиная с битвы при Чериньоле в 1503 г.), но столкнулась с серьёзным кризисом к концу века, а в XVII веке была практически окончательно добита в битве при Рокруа, что излишне слезливо и пафосно попытались показать в фильме "Капитан Алатристе". "Это испанская терция", все дела... Но не будем забегать вперёд. До Рокруа ещё более 50 лет...

Мы не будет исследовать здесь рождение и развитие испанской пехоты, а также её успехи неудачи в сражениях в Испанских Нидерландах, Италии и других регионах. Нас интересует лишь то, чем была испанская пехота к 1590 г. Это поможет нам понять, чего же такого сделал Мориц принц Оранский, что сломил испанскую пехоту в битве при Ньивпорте в 1600 г. и, в результате оной битвы, славу испанской терции.



Появление более мощного в сравнении с аребузой мушкета вело в краткосрочной перспективе к сокращению численности стрелков относительно пикинёров, но долгосрочная тенденция вела к увеличению доли стрелков относительно пикинёров. Так, в 1601 г. испанская армия во Фландрии имела 1237 мушкетёров, 2117 аркебузира, 1047 пикинёра в доспехах и 954 пикинёра без доспехов, т.е. соотношение пик к мушкетам было 1.68 к 1. Стоит отметить, что увеличение роли стрелков не означало в тот период снижения роли пикинёров. Как писал ирландский офицер на испанской службе Джерат Барри уже в 1630-е гг.: "пикинёры в доспехах - сила баталии, а стрелки, несомненно, её ярость: но одно без другого ослабляется, оставляя от силы половину мощи".

Испанские терции во многом походили на своих соперников-конкурентов швейцарцев и ландскнехтов: массивные баталии из пехоты. Сразу стоит оговориться: терция в первую очередь понятие административное (вне Испании использовали термин полк), а тактическим построением была баталия (за рубежом батальон). Если обстановка благоприятствовала - строились прямоугольником, увеличивая фронт, если фланги и тыл не были прикрыты - каре с равными сторонами, которое, как считалось, обеспечивало равную силу на всех направлениях. В центре построения находились пикинёры, которые прикрывали стрелков от атаки конницы. Для эффективной защиты стрелков их строй был неглубоким - три, в редких случаях четыре человека глубиной. Если стрелков было больше, а такое бывало довольно часто (помним, что соотношение могло быть порядка 1.5-2 стрелков на пикинёра), то "лишних" загоняли внутрь построения пикинёров. Бойцы строились поротно для того, чтобы бойцы из одной роты сражались рядом. Бойцы роты с лучшим снаряжением находились во главе соответствующих колонн.

Ниже мы видим схему испанской баталии на основе изображений в A Discourse of Military Descipline (Брюссель, 1634) Джерата Барри. Здесь и далее красное - пики, синее - мушкеты/аркебузы. По центру стоят пикинёры - 3 дивизиона по 7 колонн на 9 шеренг, т.е. 189 пик. По периметру имеем строй мушкетов глубиной в три человека с общей численностью в 216 стрелков. Пять таких баталий могли строиться в шахматном порядке в три линии (2 в первой, 1 во второй, 2 в третьей как на игральной кости с отметкой 5). Ранее применялись и более массивные баталии. но от огромных баталий в лучшем стиле швейцарцев XV века уже отказались.

Untitled

Естественно, что столь математически точное построение редко встречалось в реальности на поле боя. Болезни, ранения, дезертирство меняли пропорции и численность, да и любой командир мог решить увеличить или уменьшить размер баталии. В любом случае, основа испанской баталии конца XVI века была практически неизменной - масса пикинёров+относительно тонкий "слой" стрелков по всему периметру. При этом баталия сражалась, прежде всего, как единая боевая единица. В следующих частях нашей беседы мы поймём, что это был весьма существенный фактор.

Вместе с тем, стоит отметить, что стрелки могли образовывать "рукава" от основной баталии, дополнительные маленькие каре стрелков на углах основной баталии, а также выделяться в качестве застрельщиков.В  последнем случае они тревожили противника, находясь в рассыпном строю, а сама баталия выжидала время для общего залпа с близкого расстояния (10-20 шагов). Но, опять же, основа испанского построения оставалась неизменной - единый строй баталии.



Испания не могла похвастаться хорошей конницей, и для прикрытия флангов пехотных баталий активно привлекали наёмников, в том числе немецких рейтаров. Выше мы отмечали, что конница играла вспомогательную роль, но не стоит её преуменьшать. Исход сражений решало грамотное применение кавалерии на флангах в конце сражения, они же обеспечивали преследование противника (что закрепляло разгром, а до этого не давало возможности противнику передохнуть, перестроиться и вернуться в сражение), а между сражениями на плечи конников ложилась разведка, рейды и так далее. Так же стоит отметить высокую роль "конной пехоты" в целом и конных аркебузиров/карабинеров в частности, которые поддерживали и дополняли кирасиров/рейтаров/жандармов. Но достаточно массовая "конная пехота" была и раньше, чуть ли не с эпохи Каролингов, а конные аркебузиры появились ещё в начале XVI века.

В следующий раз поговорим про нововведения Морица принца Оранского, для понимания которых описанный выше облик терции нам и пригодится.

Второе интервью вдогонку - Главком ВМФ РФ В. Высоцкий.

Этому интервью почти год, но оно не потеряло от этого своей значимости и актуальности. Интервью Главкома ВМФ, адмирала Владимира Сергеевича Высоцкого. Любые дискуссии о будущем российского флота следует вести, предварительно ознакомившись с этим концептуальным интервью.

Про то, что строить флот - дело не одного десятка лет.
С. БУНТМАН - Что собой должен представлять современный российский флот? Соотношение надводных, подводных кораблей, авиации. Что это такое?

В. ВЫСОЦКИЙ - Вопрос понятен, но я бы на него несколько иначе ответил. Давайте буквально коротко порассуждаем, буквально очень коротко, потому что я понимаю, насколько серьёзно видение тех, кто сегодня, скажем так, имеют отношение к строительству флота, местами интересно тем, кому не безразличен, как вы совершенно справедливо сказали, флот в будущем. Примерно 10-12 лет сегодня проходит до получения какого-то определённого образца. Мы понимаем, что на этот образец надо выйти по каким-то оперативно-тактическим требованиям, может быть, даже оперативно-стратегическим, безусловно. Вот, значит, для развития или построения серий – это ещё примерно 5-7 лет, до 10 лет. Может быть, больше, срок службы образца – от 20 до 25. Иными словами, если мы сегодня принимаем решение о строительстве какого-то полномасштабного флота, то мы должны понимать, что этот флот мы получим в году эдак 50-м. Ну, как минимум, начиная с основного состава 35-го года. Правильно, да? Ну, учитывая, скажем так, нулевое… Другое дело, что мы не с нуля его, разумеется, начинаем двигать. И безусловно не все предыдущие разработки следует отправить в утиль и начинать всё с нуля. Значит, каким образом мы подходим к пониманию того, что должно произойти? Собственно говоря, оценивается или должна оцениваться, это так и происходит, в первую очередь, конечно, военно-политическая, военно-экономическая ситуация. Иными словами, понять опасности мирного времени, должна оцениваться способность перерасти в угрозу. Это понятие, ну, скажем так, угрожаемого периода в войне, военная угроза. И смотрим – а что произойдёт, какие противники у России стратегические возникнут, на какие направления в 35-50 году. А дальше строим по элементам сдерживания. Вот, мы, не вдаваясь, скажем, в глубину вопроса, можем сегодня сказать, что для флота, к примеру, их 5 на сегодня элементов сдерживания. Верхний, самый верхний – это участие в стратегических действиях ядерных сил, стратегических операций как элемент сдерживания, а, скажем так, сегодня показательный элементарно простой – это демонстрация военно-морского присутствия. В тех районах…

Про Мистраль.
В. ВЫСОЦКИЙ - Скажем, не вдавался в детали этого вопроса, но по существу могу сказать следующее: сама по себе, значит, возможность покупки подобной единицы определяется главным – об этом неоднократно и Премьер-Министр говорил, и Дмитрий Анатольевич Медведев, Президент Российской Федерации, о том, что здесь важно получить возможность переноса определённых, причем ключевых, базовых технологий, в том числе не только в судостроении и кораблестроении, мы понимаем, и в ряде других вопросов. Значит, и совместить попробовать с теми элементами, скажем, передовых технологий, которые у нас уже есть, и получить, действительно, квинтэссенцию вопроса и подход. Безусловно, это ведущее условие этой сделки. Если этого не произойдёт, то и нет смысла затевать, поскольку только на одних покупках, конечно, большой перспективы не построишь, о чём мы говорим. Вот, безусловно, есть ряд технологий зарубежных, которые на сегодня однозначно опережают наши возможности. И отдельные руководители, причём, достаточно, скажем так, хорошо разбирающиеся в проблематике флота, иногда лукавят, когда заявляют, что у нас на сегодня есть полная возможность построения аналогичных кораблей, а дальше возвращаемся к тому началу разговора, с чего мы с вами, собственно говоря, и начали говорить, о том, что нам не, собственно, корабль нужен, а его возможности для реализации тех задач, о которых мы говорили.

А. ЕРМОЛИН - А его начинка.

В. ВЫСОЦКИЙ - Его начинка, его возможности.

С. БУНТМАН - Его смысл этого корабля.

В. ВЫСОЦКИЙ - Значит, смысл – это абсолютно многофункциональность. Вот, в чём допускается промах? Когда начинают его называть совершенно, скажем так, так, как он не называется на самом деле.

А. ЕРМОЛИН - Вертолётоносцем.

В. ВЫСОЦКИЙ - Называют и вертолётоносцем, десантным вертолётным кораблём-доком, десантным кораблём, значит, кораблём управления, ещё как-то. Вот, это только часть функций, которые я перечислил, которые он выполняет. Собственно говоря, нам нужна серёдка, база для создания многофункционального объединения. А почему именно этот подход является определяющим? Да потому что мы сегодня понимаем: сокращение мобилизационных возможностей, создание соединений и частей постоянной готовности, которое, ну, скажем так, следует перебрасывать очень быстро и эффективно, и более того, их ещё и обеспечить, в том числе и с точки зрения применения. Конечно, эти возможности произрастают колоссально получением таких функциональных объединений. Теперь ещё один момент: на самом деле правильно у французов этот кораблик называется так: корабль проецирования силы и управления. Вот так надо к этому подходить. А если только лишь мы к этому вопросу подходим соответствующим образом, понимаем, о чём мы говорим, понятийный аппарат у нас один, всё становится на свои места.

С. БУНТМАН - Есть перспективы?

В. ВЫСОЦКИЙ - Это и сделки в наших отношениях, безусловно, говорит само по себе о том, что главным руководителем этой работы от России назначен один из ведущих вице-премьеров, Игорь Иванович Сечин, он же является председателем совета директоров объединено-строительной корпорации, это говорит само за себя.

А. ЕРМОЛИН - А может «Мистраль» выполнять функционал командного пункта межвидовой группировки?

В. ВЫСОЦКИЙ - Безусловно, как выносного командного пункта – да. Я вам могу сказать так, что, находясь, допустим в Индийском океане, у него вся обстановка будет по Атлантике, по Арктике, по кому угодно просто. Возможности колоссальные.

О Черноморском флоте.
С. БУНТМАН - Владимир Сергеевич, о черноморском флоте: достигнуто соглашение наконец-то, есть перспектива Черноморскому флоту в Севастополе и базы, и модернизации необходимой Черноморского флота. В каком направлении она будет? По увеличению, какие классы кораблей там должны быть?

В. ВЫСОЦКИЙ - Ведётся очень серьёзная работа с украинской стороной, и хорошее взаимопонимание в этом направлении. Значит, мы, вообще-то, Черноморский флот видим как флот, который обеспечивает стратегическую стабильность на Юге. Причём, это не флот Чёрного моря, безусловно.

С. БУНТМАН - Вот это главное подчеркнуть.

В. ВЫСОЦКИЙ - Да, это надо подчеркнуть главное, сегодня возможности по досягаемости оружия, и даже в ближайшей самой перспективе, причём существующие возможности, а не взяты, так, с потолка откуда-то из светлого будущего, позволяют нам рассчитывать на воздействие по определённым объектам пусть не так, как мы хотели, допустим, но примерно уже такие возможности есть. Ещё раз повторюсь. В части, касающейся Восточного Средиземноморья, сразу говорю – Персидского залива, вот, и потом, сегодня группировки Черноморского флота и Каспийской флотилии – они должны работать под единым руководством. У нас сейчас получается возможность воздействовать с Каспием по акватории Чёрного моря, а, может быть, даже и дальше. И наоборот, это уже само о себе говорит о том, что там должны быть созданы оперативные сокомандование и понимание вот этих людей.


Про Конвенцию Монтрё.
В. ВЫСОЦКИЙ - Спасибо, очень хороший вопрос, на мой взгляд. Потому что он точно и ясно даёт возможность отфиксировать нашу позицию, как говорят дипломаты. В чём наше полное единение с Турцией? И в части, касающейся Военно-морских сил, как я подчёркиваю, элементов Вооружённых Сил обоих государств, и в первую очередь тех элементов, которые постоянно находятся в передовой зоне. Есть абсолютно точное понимание. Оно заключается в следующем: проблемы Черноморья должны решить только государства Черноморья. База юридическая здесь – конвенция Монтрё. И Россия, и Турция с точки зрения, скажем, субъекты международного права занимают абсолютно определённое положение. Изменения положения конвенции Монтрё недопустимо. Я думаю, что это единственно правильная позиция, она совершенно точно и ясно поддерживается всеми без исключения и в России, и в Турции, представителями соответствующих кругов. Именно здесь мы находим все точки соприкосновения, полное понимание. Значит, мы не на словах, а на деле, на практике осуществляем соответствующие подходы, причём в очень сложные для нас события августа 8-го года мы получали очень чёткое понимание турецкой стороны и действий, в первую очередь, Военно-морских сил Турции по этому направлению так, вот, как мы сегодня сейчас об этом говорим.

С. БУНТМАН - Скажите основные положения конвенции Монтрё, которые нельзя нарушать. Одно-два, главные принципы.

В. ВЫСОЦКИЙ - Принцип таков, что есть определенные сроки нахождения военно-морских группировок нечерноморских государств, они ограничены и водоизмещением, и количеством, и сроком. И даже местами и целями.

Про промышленность и инновации.
А. ЕРМОЛИН - Наша промышленность в целом, не только военная, с большим трудом воспринимает инновации, потому что их база, что там греха таить, бесконечна отстала.

В. ВЫСОЦКИЙ - Я бы не так ответил на этот вопрос, понимаете, вот, нам надо как-то активнее привлекать людей, способных к реорганизации. Что собой представляет промышленность России сегодня, да, не только военной? Это в основном лидеры, да, возглавляющие достаточно долго, на протяжении нескольких десятилетий, причём очень заслуженно, местами даже адекватно понимающие задачу, я оговорюсь, именно местами, потому что нам всем 50 с чем-то, 60-70 лет сложнее перестраиваться ,чем, скажем, человеку, которому 30 и даже 40. Правильно, да? И здесь куда важнее, скажем так, создать ту общность молодых людей, которые способны в кратчайшие сроки такую задачу решить. Я просто свое мнение излагаю. С точки зрения оценки нам предельно всем понятно, мы все хорошо представляем себе, что может представлять собой, к примеру, при старых подходах. Там конечно делается очень серьёзные попытки сделать определенные сдвиги, и принято достаточно много серьёзных решений на сегодняшний день. Сделаны, скажем, полезные шаги в этом направлении, но, вот, всё упирается, скажем так, в подготовку молодёжи, кадров и в умение расставить людей.




Интервью А. А. Кокошина

Академик Российской Академии Наук , депутат Государственной Думы, декан Факультета мировой политики МГУ, ранее Секретарь Совета Безопасности, первый заместитель Министра обороны, Андрей Афанасьевич Кокошин дал интервью Эху Москвы. Интервью брал Михаил Барщевский. Интервью вышло очень интересным - рекомендую прочитать полностью. Ниже привожу наиболее интерестные, на мой взгляд, выдержки.

Про Секретаря Совбеза.
М.БАРЩЕВСКИЙ: Андрей Афанасьевич, а как вам кажется, не имея в виду никакие конкретные персоналии, никакие конкретные имена, а как вам кажется, для нашей страны секретарь Совета безопасности – это должен быть дипломат, историк, силовик, экономист? Я на что намекаю? Где сегодня большая опасность?

А.КОКОШИН: Я думаю, что вопрос выбора секретаря Совета безопасности – это такое, довольно индивидуальное решение высшего государственного руководства. Я просто достаточно хорошо знаю, как работают механизмы селекции применительно, например, к посту помощника или советника президента по национальной безопасности в США, который является в какой-то степени аналогом секретаря Совета безопасности в РФ.


Про НАТО, "реальный суверенитет", конфронтацию.
М.БАРЩЕВСКИЙ: А вы сегодня можете представить себе военный конфликт между Францией и Англией или Францией и Германией?

А.КОКОШИН: Нет, ну, понимаете, какое дело? Я же не говорю о том, что мы должны мыслить категориями конфронтации, конфликта между Россией и европейскими государствами. Надо просто понимать, что НАТО – такая, очень своеобразная организация, которая, действительно, ограничивает существенно реальный суверенитет входящих в нее членов. Там единственное есть государство, обладающее всеми атрибутами реального суверенитета, - это и единственная сверхдержава на сегодняшний день, это США. Определенными компонентами реального суверенитета обладает Франция. Вот, если мы возьмем Великобританию, то в военном отношении она гораздо больше зависит от США в той же ядерной сфере, чем Франция и так далее, и тому подобное. Поэтому вопрос вступления России в НАТО – это вопрос утраты определенной части нашего реального суверенитета.


Про угрозу со стороны Китая.
М.БАРЩЕВСКИЙ: Продолжу свои вопросы. Скажите мне, пожалуйста, на сегодняшний день большая опасность для России исходит от НАТО или от Китая?

А.КОКОШИН: Ну, вы знаете, я бы так не стал противопоставлять. И вообще современная, как бы, система оценки угроз – она в значительной степени сводится не к формулированию угроз, а тому, кстати, учат в том числе наши западные партнеры, оппоненты – она сводится к оценке вызовов, прежде всего. И не столько речь...

А.КОКОШИН: У нас есть проблема, как бы, недостаточно высоких темпов, так скажем, роста нашей экономики на Дальнем Востоке и в Сибири перед лицом быстрорастущей экономики Китая.


Россия - это Запад или Восток?
М.БАРЩЕВСКИЙ: Расширим вопрос. Россия – европейская страна или азиатская страна?

А.КОКОШИН: Я думаю, что в социокультурном отношении Россия, прежде всего, конечно, европейская страна. Вот в этом-то и сложность нашего положения. В географическом отношении мы – и европейская, и азиатская страна. Я помню, как очень интересно определял вообще место в мировой географии Чаадаев. Помните? Он говорил: «Мы не относимся ни к Западу, ни к Востоку и ни к Югу, мы просто северная страна», так? В значительной степени это так и есть, тем более, что после распада Советского Союза у нас нет значительной части тех территорий, которые юг нашей страны.

Про инновации.
А.КОКОШИН: Ну, есть очень широкая трактовка понятия «инновации». Инновации при этом могут быть везде, там, в финансовом секторе, они могут быть в туризме, они могут быть в гостиничном бизнесе и так далее. Я этих инноваций не касаюсь, тем более, что инновации, например, в финансовом секторе, как теперь уже выявлено достаточно достоверно, они были одной из причин того глубочайшего финансово-экономического кризиса, в котором мы оказались недавно.

А.КОКОШИН: Я могу сказать конкретно, чем я стараюсь заниматься. Есть ряд направлений, которые крайне важны для нашей экономики, для того, чтобы мы, действительно, обладали должным уровнем технологической независимости, о чем сейчас говорит Владимир Владимирович Путин. И направления, в которых у нас есть серьезные заделы как фундаментального, так и прикладного порядка. Ну, вот, одно из таких направлений – это высокопроизводительные вычисления, суперкомпьютинг. Нам удалось восстановить в последние годы существенно свои позиции в этой области, появились именно разработки отечественных технологий, а не заимствования, там, скажем, крупнейших западных фирм. И мы здесь выглядим сейчас достаточно прилично, ну, если не в первой тройке, то в первой четверке государств, безусловно. С учетом того, что китайцы очень здорово рванули в развитии собственных суперкомпьютерных технологий. Это, безусловно, инновационное направление.

А.КОКОШИН: Дальше. Лазерные технологии. Ну, я напомню, что из 3-х нобелевских лауреатов, получивших в свое время эту премию, 2 были наши, Басов и Прохоров, и по лазерным технологиям у нас есть очень серьезные тоже достижения.


Про стратегические ядерные силы.
А.КОКОШИН: Я думаю, что по стратегическим ядерным силам мы выглядим очень прилично. Удалось за это время сделать такие межконтинентальные баллистические ракеты, целые комплексы ракетные как Тополь-М, и, на самом деле, это не модернизация Тополя, а просто мы залегендировали в свое время его так (это совершенно новая ракета). Ракета Ярс, которая является развитием того проекта, по которому шел Тополь-М.

А.КОКОШИН: Вы знаете, я думаю, что по степени новизны, по способностям преодолевать противоракетную оборону, поскольку перед нами такая задача стоит, а у американцев, в общем, такая задача пока не стоит, и по ряду других параметров, я думаю, наши комплексы, которые я упомянул, превосходят американские. Я считаю, что очень надежная отработанная, как говорится, до звона система морского базирования – это ракетный комплекс Синева под наши подводные ракетоносцы БДМ. Ну и сейчас, слава богу, наконец, пошла «Булава» под лодки проекта «Борей», которые еще пришлось мне закладывать в тех жутких условиях. Но мы тогда не просто дотягивали старые проекты, но мы и заложили, все-таки, новые. Вот эта проблема ручного управления, постоянного стягивания ресурсов на приоритетных направлениях – она тогда существовала исключительно остро. И я считаю, что удалось...